Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6

Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6


На данный момент, София, я разъясню идея Платона. Раздельно взятый пряничный человечек может быть так деформирован, пока подходит и выпекается, что тяжело бывает получить о нем четкое представление. Но, посмотрев штук двадцать Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6-тридцать таких пряников, любой из которых отличается огромным либо наименьшим совершенством, я смогу довольно уверенно судить о формочке, при помощи которой их вырезали из теста. И я приму этот образ, даже если Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 никогда не лицезрел самой формочки. Фактически говоря, навряд ли, лицезрев ее, я получу более четкое представление, так как нам ни при каких обстоятельствах нельзя полагаться на свои чувства. Ведь даже зрение у различных Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 людей различное. Зато мы полностью можем полагаться на то, что дает подсказку нам разум, так как он у всех однообразный.

Если ты сидишь в классе с еще 30 учениками и учитель спросит Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 вас, какой цвет радуги самый прекрасный, он наверное получит самые различные ответы. Но если он спросит, сколько будет три раза восемь, весь класс должен придти к одному результату. В данном случае решающее слово принадлежит Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 разуму, а разум (либо разум) в неком смысле противоположен воззрению и чувству. Можно сказать, что разум вечен и универсален конкретно постольку, так как высказывается только о нескончаемых и универсальных отношениях Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6.

Платон много занимался арифметикой. Ведь математические соотношения остаются постоянными, почему мы и можем получить о их четкое познание. Но сейчас нам нужен пример. Представь для себя, что ты отыскала в лесу шишку. Представим Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, для тебя кажется, что она круглая, а Йорунн утверждает, что она с одной стороны примята. (Вы начинаете спорить об этом!) Но у вас не может быть настоящего познания о том, что воспринимается очами Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6. Зато вы сможете расслабленно утверждать, что в окружности 360°. В данном случае вы будете гласить об безупречной окружности, которой, может быть, не существует в природе, но которую вы совсем ясно видите мысленным Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 взглядом. (Речь, таким макаром, идет о сокрытой форме, по которой изготовлен пряник, а не о определенном пряничном человечке, лежащем на кухонном столе.)

Подвожу лаконичный результат. 0 том, что воспринимается чувствами, мы можем иметь некорректное Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 представление. Настоящее познание можно иметь только о том, что постигается мозгом. Сумма углов треугольника всегда будет приравниваться 180°. Так же и «идеальная» лошадка всегда будет стоять на 4 ногах, даже если все лошадки Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 в чувственном мире охромеют.


^ БЕССМЕРТНАЯ ДУША


Итак, Платон считал реальность разбитой надвое.


С одной стороны, это чувственный мир, познания о котором могут быть только ориентировочными и неидеальными, так как мы познаём его своими пятью — ориентировочными Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 и неидеальными — органами эмоций. В чувственном мире «все течет» и, как следует, ничто не долговечно. Тут ничто не существует, все вещи только возникают и исчезают.

Вторую же половину реальности составляет мир Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 мыслях, о котором мы можем иметь настоящее познание благодаря мозгу. Другими словами, этот мир мыслях непознаваем при помощи чувств. Зато идеи (либо формы) вечны и неизменны.


Согласно Платону, человек тоже вроде бы поделен Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 надвое. У нас есть тело, которое «течет». Оно надежно связано с чувственным миром, и его ждет та же судьба, что и все остальные вещи (к примеру, мыльный пузырь). Все наши чувства Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 связаны с телом и, как следует, ненадежны. Но у нас есть также бессмертная душа, где обитает мозг. Благодаря собственной нематериальности душа и способна заглядывать в мир мыслях.

^ Практически это самое главное. Но Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 есть кое-что еще, София. Повторяю: ЕСТЬ КОЕ-ЧТО ЕЩЕ!

По утверждению Платона, душа начала свое существование до этого, чем поселилась в теле. В свое время она жила в мире мыслях. (Лежала на Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 верхней полке шкафа совместно с формочками для пряников.) Но стоило душе очутиться в теле человека, как она забыла все совершенные идеи. И здесь начинает происходить нечто умопомрачительное. По мере того как человек Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 знакомится с формами реальности, в его душе просыпается слабенькое воспоминание. Скажем, человек лицезреет лошадка — но лошадка несовершенную (такого же пряничного конька!). Этого оказывается довольно, чтоб в душе появилось слабенькое Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 воспоминание о совершенной лошадки, которую душа некогда лицезрела в мире мыслях. Сразу просыпается и рвение души вспять, в обычное для нее жилище. По Платону, это рвение именуется эрос, что означает «любовь». Итак Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, душа тоскует, испытывает «любовное томление» по родине. С сих пор тело и все относящееся к ощущениям воспринимаются ею как нечто неидеальное и несущественное. Душа желает унестись на крыльях любви «домой», в мир мыслях. Ей охото Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 высвободиться из «телесного узилища».

Но следует выделить, что это описание Платона относится к безупречной жизни. Никак не все люди отпускают свою душу на волю, давая ей возможность сделать путешествие вспять, в мир Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 мыслях. Большая часть предпочитает держаться за «отражения идей» в чувственном мире. Они лицезреют одну лошадка, другую, третью… Но не лицезреют той, неидеальным подобием которой являются все лошадки. (Они врываются в кухню Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, чтоб накинуться на пряники, даже не задаваясь вопросом о том, откуда они взялись.) Платон ведает о пути философов. Его философию можно считать описанием философской реальности.

При виде тени ты, София, подумаешь о предмете Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, который отбрасывает эту тень. Ты видишь тень животного. Может быть, это лошадка, думаешь ты… но ты не уверена. Тогда ты оборачиваешься и видишь реальную лошадка, которая, конечно, смотрится еще привлекательнее Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, еще более четко по своим очертаниям, чем переменная «лошадиная тень», «образ лошади». СОГЛАСНО ПЛАТОНУ, ВСЕ ЯВЛЕНИЯ БЫТИЯ Сущность Только ТЕНИ Нескончаемых ПЕРВООБРАЗОВ, Либо Мыслях. Но подавляющее большая часть удовлетворяется жизнью посреди теней. Люди Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 не задумываются о том, что отбрасывает эти тени. Они считают тени единственно сущими, — а поэтому не воспринимают их как тени. При всем этом они запамятывают и о бессмертии собственной души Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6.


^ ПУТЬ НАВЕРХ ИЗ ПЕЩЕРНОЙ ТЬМЫ


Платон приводит для иллюстрации один миф, узнаваемый как миф о пещере. Я перескажу его своими словами.

Представь для себя несколько человек, которые живут в подземной пещере. Они посиживают Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 связанные по рукам и ногам, спиной к входу, потому лица их обращены к обратной стороне пещеры. Сзади высится стенка, а за этой стенкой еще есть несколько человекообразных созданий, которые проносят над краем Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 стенки всякие изображения. Так как сзади пылает костер, фигуры отбрасывают на обратную стенку дрожащие тени, и обитателям пещеры виден только этот «теневой театр». Они посиживают в таковой позе с самого рождения, а поэтому убеждены Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, что на свете нет ничего, не считая теней.

Сейчас представь, что один из пещерных обитателей смог вырваться из подземелья. Еще ранее он задался вопросом, откуда берутся тени. В конце концов ему удалось Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 освободиться от оков. Как ты думаешь, что происходят, когда он поворачивается к фигурам у себя за спиной? Сначала, его, естественно, ослепляет броский свет. Не только лишь свет, да и сами точные Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 изображения предметов — ведь до сего времени он лицезрел только их тени. Если б он смог перелезть через стенку, а позже, проскользнув мимо костра, выкарабкаться из пещеры на поверхность, его должно было бы Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 ослепить еще более. Но, протерев глаза, он бы, непременно, поразился красе мира вокруг нас. Он в первый раз увидел бы краски и точные очертания предметов, увидел бы реальных животных и истинные цветочки, пещерные Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 изображения которых были только ничтожными их подобиями. Но он и сейчас спрашивает себя: откуда взялись все эти животные и растения? И здесь он лицезреет на небе солнце и соображает, что в Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 реальной реальности конкретно оно дает жизнь цветам и животным, как костер в пещере давал ему возможность созидать тени.

Итак, счастливый житель пещеры очутился на поверхности и радуется обретенной свободе. Но вот он вспоминает про Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 тех, кто продолжает томиться понизу, — и ворачивается в пещеру. Оказавшись там, он пробует уверить других, что тени на стенке менее чем колеблющиеся подобия реальных предметов. Но ему никто не верует. Все Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 тычут пальцами в стенку пещеры и молвят, что видимое на ней и есть единственная действительность. В конце концов его убивают.

В этом мифе Платон изображает путь философа от неясных представлений к подлинным Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 идеям, стоящим за всеми явлениями реальности. Естественно, у него в идей был и Сократ, которого «обитатели пещеры» уничтожили, так как он критиковал их неправильные представления, пробовал указать путь к настоящему познанию. Таким макаром Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, в мифе про пещеру речь идет и о мужестве философа, о его готовности взять на себя роль наставника.

Платон желает сказать, что тьма пещеры соотносится с реальностью за ее пределами, как Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 формы этой реальности соотносятся с миром мыслях. Не то чтоб бытие, согласно Платону, темно и скучновато, и все таки оно темно и скучновато по сопоставлению с ясностью мыслях. Портрет прекрасной девицы тоже Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 нельзя именовать темным и кислым, быстрее напротив. Все же он всего-навсего портрет.


^ ФИЛОСОФСКОЕ Правительство


Миф о пещере мы находим в платоновском диалоге «Государство». Тут же Платон изображает «идеальное», другими словами примерное Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, так называемое «утопическое», правительство. Очень кратко основную идея Платона можно сконструировать последующим образом: по его воззрению, государством должны управлять философы. В собственном разъяснении, почему он так считает, Платон отталкивается от строения тела человека.

Согласно Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 Платону, тело индивида разделяется на три части, а конкретно: на голову, грудь и брюшную полость. Каждой из этих частей соответствуют определенные характеристики души. К голове относится разум, к груди — воля, а к Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 брюшной полости — желание, либо вожделение. Каждому из 3-х духовных свойств соответствует и один эталон, либо одна «добродетель». Разум призван тянуться к мудрости, воля должна проявлять мужество, а вожделение следует обуздывать Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, чтоб человек выказывал умеренность. Только когда эти три части действуют слаженно, как единое целое, выходит гармонический, либо «правильный», человек. В школе следует сначала учить деток обуздывать вожделение, потом — развивать у их мужество. А под Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 конец необходимо привести мозг к мудрости.

Платон выдумывает правительство, построенное точно так же, как человек, — с этим же трехчастным делением. Если у тела есть «голова», «грудь» и «брюшная полость», то у страны Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 есть правители, охраны (либо вояки) и работники (а именно, землепашцы). Совсем разумеется, что Платон берет за эталон заслуги греческой докторской науки. Как здоровый и гармонический человек проявляет уравновешенность и Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 умеренность, так и в «справедливом» государстве каждый человек знает свое место в едином целом.

Подобно другим философским разделам у Платона, его философия страны проникнута рационализмом. Решающее значение для сотворения неплохого страны имеет разумное управление. Телом Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 правит голова, а поэтому и обществом должны править философы.

^ Попытаемся может быть проще изобразить соотношение меж 3-мя частями человека и страны:


Платоново безупречное правительство припоминает сословное общество старой Индии, где каждому человеку Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 отводилась особенная функция, которую он делал на благо всех. Еще во времена Платона (и за длительное время до их) в индийском обществе было то же разделение на три части — на правящую касту Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, либо «касту жрецов» (брахманов), касту воинов и касту работников.

Сейчас мы, возможно, окрестили бы платоновское правительство тоталитарным. Но любопытно, что он считал дам более парней достойными управлять государством. В Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 базе его взора лежит убеждение, что властители должны управлять полисом при помощи разума. Согласно Платону, у дам разума столько же, сколько и у парней, им нужно только дать не плохое образование и высвободить Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 от домашних морок и заботы о детях. Платон также желал отменить семью и личную собственность для правителей и стражей. В любом случае воспитание малышей казалось ему очень принципиальным, чтоб доверять его индивиду Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6: воспитывать малышей должно правительство. (Платон первым из философов высказался за создание гос сети детских садов и школ-интернатов.)

Пережив ряд больших политических разочарований, Платон пишет диалог «Законы», в каком делает сам Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 для себя уступку, изображая в виде кандидатуры безупречному правовое правительство. Тут он опять вводит личную собственность и семейные узы, чем ограничивает женскую свободу. И все таки он гласит, что правительство, которое не дает дамам Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 воспитания и образования, похоже на человека, упражняющего одну только правую руку.

В общем, можно сказать, что Платон придерживался положительного взора на дам — в особенности по сопоставлению со своими современниками. В Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 диалоге «Пир», к примеру, Сократу дает подсказку его философское откровение не кто другой, как дама по имени Диотима.

Итак, София, это был Платон. Выше 2-ух 1000-летий люди обсуждали — и критиковали — его поразительную Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 «теорию идей». А затеял это обсуждение свой ученик Платона по Академии, которого звали Аристотелем, — 3-ий величавый афинский философ. Но про него до поры до времени молчок!


Пока София, сидя на пеньке, читала о Платоне Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, на востоке, над поросшими лесом горами, взошло солнце. Солнечный диск перевалил через горизонт как раз в ту минутку, когда она прочитала о Сократе, который выкарабкался из пещеры и застыл, щурясь от слепящего света Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6.

София сама как будто только-только вылезла из подземелья. Во всяком случае, у нее было чувство, что сейчас, прочитав о Платоне, она совершенно по другому лицезреет окружающее. Ранее она как будто была Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 дальтоником, не различала цветов. Очевидно, она лицезрела контуры, тени, но не имела четкого понятия об идеях.

Она не была уверена, что Платон прав в собственных рассуждениях о нескончаемых образчиках, но ей очень Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 приглянулась идея о том, что все живое представляет собой неидеальные копии нескончаемых форм в мире мыслях. Ведь все цветочки и деревья, все животные и люди вправду «несовершенны»…

Все окружающее представлялось Софии таким Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 живым и красивым, что ей хотелось зажмуриться. Но ничто из того, что она лицезреет, не остается навечно. А вобщем… через 100 лет на этом месте будут те же растения и животные. Хотя каждое Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 отдельное растение либо животное будет, так сказать, стерто с лица земли и позабыто, нечто будет «помнить», как все смотрится.

София обвела взором сотворенный вокруг мир. В один момент ей Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 попалась на глаза ринувшаяся ввысь по сосне белка. Обогнув пару раз ствол, белка скрылась посреди веток.

«Я тебя уже лицезрела!» — пошевелила мозгами София. Естественно, она понимала, что лицезрела не ту же самую Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 белку, а ту же «форму». Может быть, Платон прав и София вправду когда-то встречалась с нескончаемой «белкой» в мире мыслях — давным-давно, до того как душа Софии поселилась в ее теле.

Неуж-то она Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 и взаправду жила ранее? Неуж-то ее душа начала свое существование до того, как обрела тело? Неуж-то она носит внутри себя небольшой золотой слиток — драгоценность, которая неподвластна времени, душу Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, которая будет жить тогда и, когда ее тело состарится и умрет?


МАЙОРСТУА


…девченка в зеркале подмигнула обоими очами…


Было всего четверть восьмого. Означает, домой можно не торопиться. Мать наверное проспит еще часа Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 два, по воскресеньям она любит понежиться в кровати.

Может, Софии все-же необходимо было зайти подальше в лес и найти Альберто Нокса? Только почему собака угрожающе зарычала?

Встав с пенька, София пошла Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 по тропинке, по которой удрал Гермес. В руке она держала желтоватый конверт с рассказом о Платоне. Раза два тропинка разветвлялась, тогда и София выбирала более хоженую.

Всюду пели птицы — в воздухе и на Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 деревьях, в кустиках и на травке. Они были заняты утренними хлопотами. В лесу будни ничем не отличаются от выходных. Но кто обучил птиц всему, что они делают? Может быть, снутри каждой Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 из их есть крохотный компьютер с программкой, которая и определяет, чем им заниматься?

Скоро тропинка перевалила через маленькой бугор и стала круто спускаться меж высокими соснами, росшими тут так тесновато друг к другу, что Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 София лицезрела только на несколько метров вперед.

В один момент меж стволами что-то блеснуло. Не по другому как озеро. Тропинка сворачивала вбок, и София зашагала к воде напрямик, через лес Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6. Она не знала почему: ноги сами несли ее в том направлении.

Озерцо оказалось малеханькое, не больше футбольного поля. Прямо напротив, по ту сторону, София увидела выкрашенную в красноватый цвет избушку, которая стояла на Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 поляне в окружении белоствольных берез. Из трубы вился жиденький дымок.

София подошла к самой воде. По берегам озера было топко и влажно, но скоро она углядела наполовину вытащенную на сушу лодку Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6. В ней даже были весла.

Девченка огляделась. Обойти озеро и добраться до красноватой избушки посуху все равно нечего было и мыслить. София решительно направилась к лодке, спустила ее на воду, залезла вовнутрь Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 и оттолкнулась. Через пару минут лодка уперлась в обратный сберегал. София вылезла на сушу и постаралась вынуть за собой лодку. Правда, на этой стороне сберегал оказался еще круче, чем на той.

Бросив единственный Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 взор вспять, София стала подниматься к домику.

Девченка была ошеломлена своей смелостью. Как она отважилась? Она и сама не знала, ее как будто тянула неизвестная сила.

У дверей София постучалась и Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 застыла в ожидании. Никто не открывал. Тогда она осторожно взялась за ручку, и дверь плавненько поддалась.

— Эй, есть здесь кто-либо? — спросила София.

Она прошла в огромную комнату — не осмелившись закрыть за Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 собой дверь.

Было ясно, что дом обитаем. В камине пощелкивали дрова. Означает, совершенно не так давно здесь были люди.

На обеденном столе стояла пишущая машинка, лежало несколько книжек, две ручки, огромное Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 количество бумаг. У выходившего на озеро окна — очередной стол и два стула. Больше мебели практически не было, только одна из стенок сплошь заставлена книжными полками. Над белоснежным комодом висело огромное круглое зеркало в Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 громоздкой бронзовой раме — похоже, старинное.

На другой стенке София увидела два красочных полотна. Одно из их изображало белоснежный дом, стоявший недалеко от бухточки с красноватым лодочным сараем. По косогору меж домом и сараем Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 тянулся сад: яблоня, несколько густых кустов и высочайшие кочки. По краю залива шло плотное кольцо берез. Картина носила заглавие «Бьеркели», другими словами «Березовый Кров».

Рядом с этим полотном висел портрет мужчины, сидевшего у Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 окна с книжкой в руках. Портрет очевидно был сотворен несколько веков вспять, подпись к нему говорила: «Беркли». Написал портрет некто Смайберт.

Беркли и Бьеркели. Весело, а?

Девченка двинулась далее Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, в кухоньку. Тут только-только мыли посуду. На льняное полотенце опрокинуты стаканы и тарелки, при этом на тарелках еще приметны следы мыльной пены. На полу стоит жестяная миска с остатками пищи. Означает, здесь живет Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 какое-то животное — собака либо кошка.

София возвратилась в комнату. 2-ая дверь оттуда вела в небольшую спальню. У кровати лежала толстая подстилка, на которой София нашла несколько желтоватых волосков. Вот и подтверждение Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6: сейчас она была убеждена, что в домике живут Альберто Нокс и Гермес.

Опять войдя в огромную комнату, София встала перед висевшим над комодом зеркалом. Стекло было неровное и мерклое, потому и отражение выходило Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 нечетким. Она принялась строить для себя морды, как время от времени делала дома в ванной. Зеркальное отражение в точности повторяло ее мимику — ничего другого она и не ожидала.

И Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 вдруг вышло нечто странноватое: один раз (всего на мгновение) София совсем ясно увидела, как девченка в зеркале подмигнула обоими очами. София в страхе отшатнулась. Если б она сама так зажмурилась — вроде бы она могла узреть Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 зажмуренную девченку? Более того: похоже было, что отражение вправду подмигивало ей, Софии. Девченка как будто желала сказать: «Я вижу тебя, София. Я тут, по другую сторону».

София услышала звучное Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 биение собственного сердца. Сразу издалече донесся лай собаки. Это наверное Гермес! Необходимо срочно выбираться отсюда.

Здесь София увидела на комоде, под зеркалом, зеленоватый бумажник. Она осторожно раскрыла его. В бумажнике лежали две банкноты Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, в 100 и 50 крон… и ученический билет. На билете была приклеена фото светловолосой девченки, а ниже стояло: «Хильда Мёллер-Наг» и «Лиллесаннская средняя школа».

У Софии похолодело все снутри. Она опять услышала, как Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 лает собака. Нельзя было терять ни минутки.

На столе, посреди кучи книжек и бумаг, ей ринулся в глаза белоснежный конверт с надписью: «СОФИИ».

Недолго думая, девченка схватила конверт и засунула его в рассказ Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 о Платоне. Позже выскочила из домика и закрыла за собой дверь.

Лай собаки приблизился. Ужаснее всего было то, что пропала лодка. Через секунду-другую София увидела ее среди озерца. Рядом с лодкой колыхалось Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 на воде весло.

А все поэтому, что София не смогла вынуть лодку на сберегал. Опять залаяла собака, но сейчас, кроме лая, с того берега доносились чьи-то шаги.

Раздумывать было некогда. Не Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 выпуская из рук конвертов, София бросилась в кустики за избушкой. Скоро путь ей преградило болото. Пришлось бежать через него, по колено проваливаясь в воду. Но что здесь поделаешь? Ей было надо Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 домой, быстрее домой.

Через некое время она натолкнулась на тропинку. Та ли это тропа, по которой она пришла? София тормознула и выдавила подол платьица, обильно полив утоптанную землю. Только сейчас к очам Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 подступили слезы.

Как можно было так опростоволоситься? Обиднее всего вышло с лодкой. Перед мысленным взглядом Софии стояло озеро, а среди него — лодка с плавающим раздельно веслом. Постыдно, очень постыдно…

Учитель философии уже наверное Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 спустился к воде. Чтоб попасть домой, ему нужна лодка. София ощущала себя страшной дрянью. Но ведь она не нарочно…

Ой, почему она схватила белоснежный конверт? Ясное дело, поэтому, что на Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 нем стояло ее имя и письмо как бы предназначалось ей. Все же София ощущала себя воришкой. Кроме всего остального, взяв письмо, она практически дала подсказку владельцу, что в дом входила конкретно она.

София вытащила Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 из конверта листок с пятью вопросами.


^ Что было ранее: курица либо мысль курицы?

Бывают ли у человека прирожденные идеи?

Чем отличаются друг от друга растение, животное и человек?

Почему идет Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 дождик?

^ Что нужно человеку для неплохой жизни?


У Софии не было сил обдумывать эти вопросы на данный момент, но она сообразила, что они должны быть связаны с еще одним философом. Кажется, последующим идет Аристотель Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6?

Когда после долгой пробежки по лесу впереди замаячила жива изгородь, София ощутила себя как потерпевший крушение, который в конце концов добрался до суши. Вобщем, созидать изгородь с этой стороны было не Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 по привычке. София залезла в Тайник и только здесь поглядела на часы. Пол-одиннадцатого. Желтоватый конверт она положила к остальным бумагам, в коробку из-под печенья, листок с новыми вопросами засунула в Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 колготки.

София появилась в дверцах, когда мать разговаривала по телефону. Она здесь же положила трубку.

— Где ты пропадала, София?

— Я прогуливалась гулять… в лес, — запинаясь, произнесла она.

— Это приметно.

София не стала отвечать Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6: с платьица все еще капала вода.

— Мне необходимо было позвонить Йорунн…

— Йорунн?

Мать достала сухую одежку. София еле успела перепрятать листок с философскими вопросами. Они пошли в кухню, и Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 мать приготовила какао.

— Ты была с ним? — спросила она.

— С кем?

У Софии не шел из головы застрявший на берегу учитель философии.

— Ну, с ним, с этим твоим… «кроликом».

София помотала головой Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6.

— Чем вы с ним занимаетесь, София? Почему ты так намокла?

Дочь посиживала суровая, с потупленным взглядом, но в очах ее затаилась ухмылка. «Бедная мамочка, вот она из-за чего волнуется».

София снова Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 помотала головой. Последовал новый шквал вопросов.

— Я должна знать правду. Ты что, не ночевала дома? Почему ты легла в кровать одетая? Небось прокралась вниз, как я уснула? Для тебя всего четырнадцать лет, София Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6. Ты должна поведать, с кем встречаешься.

София зарыдала. А позже взяла и поведала. Ей как и раньше было жутко, а когда человек опасается, он обычно гласит правду.

Она поведала, что пробудилась очень рано Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 и пошла гулять в лес. Поведала про избушку, и про лодку, и про необычное зеркало, но утаила все связанное с заочным курсом философии. Не упомянула София и зеленоватый бумажник. Каким-то Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 чутьем она знала, что Хильду лучше держать в тайне.

Мать обняла Софию. Та сообразила, что сейчас ей веруют.

— А никакого возлюбленного у меня нет, — всхлипнула она. — Я произнесла, что есть, только Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 чтобы ты не беспокоилась из-за белоснежного зайчика.

— И ты, означает, дошла до самой Майорстуа… — вдумчиво проговорила мать.

— До Майорстуа? — опешила София.

— Лесную избушку, в какой ты была, зовут Майорстуа, другими словами Майоровой хижиной Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, так как когда-то, много годов назад, в ней жил старенькый майор. Он был большой чудак, если не сказать больше. Хорошо, не будем вспоминать о нем. С того времени домик Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 пустует.

— Это по-твоему. По сути там сейчас живет философ.

— Ну-ну, давай ты не будешь опять фантазировать.

София засела у себя в комнате обмозговать пережитое. В голове царствовал таковой сумбур, как будто Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 туда нагрянул цирк с неуклюжими слонами, забавными клоунами, дрессированными мортышками и отчаянными воздушными гимнастами. Но посреди сменяющих друг дружку картин была одна назойливая: в почаще леса плавает среди озера малая лодка Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 с веслом… а по берегу мечется человек, которому трудно без нее добраться домой…

Естественно, учитель философии отлично относится к Софии и, возможно, простит ее, если усвоит, что это она побывала в хижине. Но София нарушила Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 уговор. Вот чем она отблагодарила незнакомца, взявшегося за ее философское образование… Как сейчас поправить дело?

Достав розовую почтовую бумагу, девченка принялась за письмо.


^ Дорогой философ! Это я приходила к для Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 тебя 14в хижину рано днем в воскресенье. Мне очень хотелось повидаться с тобой и обсудить кое-какие философские трудности. Вообще-то я фанатка Платона, хотя не уверена, что он прав насчет существования мыслях Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 либо образов в ином мире. Они, естественно, есть в нашей душе, но это, на мой взор, совершенно другое дело.

К огорчению, должна признать, что пока недостаточно убеждена и в бессмертии души. У Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 меня самой, во всяком случае, не осталось никаких мемуаров о прошедших жизнях. Буду очень благодарна, если ты сумеешь уверить меня, что душа моей покойной бабушки отлично ощущает себя в мире мыслях.

Если Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 честно, я не ради философии села за это письмо, которое собираюсь вкупе с куском сахара вложить в розовый конверт. Я просто желала извиниться за неповиновение. Лодку я честно пробовала вынуть как можно далее Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 на сберегал, но, видимо, у меня не хватило сил. Не считая того, есть основания считать, что столкнуть лодку в воду могла только очень мощная волна.

Надеюсь, для тебя удалось Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 попасть домой, не замочив ног. Если нет, можешь утешаться тем, что я тоже промокла до костей и, вероятнее всего, здорово простужусь. Но мне винить некоторого, не считая самой себя.

В избушке я ничего не трогала Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, только не устояла перед соблазном взять адресованное мне письмо. Я не собиралась ничего красть, просто на миг растерялась и поразмыслила, что раз на конверте мое имя, означает, он мой. Очень прошу извинить Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 меня и обещаю больше тебя не разочаровывать.

^ P.  S. Сию же минутку начну обдумывать все написанные на листке вопросы.

P.  P.  S. Скажи, пожалуйста: зеркало в бронзовой раме, которое висит над Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 белоснежным комодом, — магическое либо самое обычное? Я спрашиваю, так как не привыкла созидать свое отражение с зажмуренными очами.

^ С приветом,

твоя от всей души заинтересованная ученица СОФИЯ.


До того как вложить письмо в Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 конверт, София два раза перечитала его. Во всяком случае, оно вышло наименее официальным, чем предшествующее. Она уже желала пойти на кухню за куском сахара, но поначалу решила посмотреть на листок с Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 нынешним заданием.

«Что было ранее: курица либо мысль курицы?» Вопрос практически таковой же непростой, как древная загадка про курицу и яичко. Без яичка не будет курицы, но без курицы не может быть Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 яичка. Разобраться с курицей и «идеей» курицы никак не легче. София отлично понимала, что имел в виду Платон. Он желал сказать, что мысль курицы была в мире мыслях за длительное время Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 до возникновения в чувственном мире определенной курицы. Согласно Платону, душа «увидела» саму идею курицы, а уже позже поселилась в теле. Но, кажется, конкретно в этом София посчитала взоры Платона неправильными? У Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 человека, который никогда не лицезрел ни живой курицы, ни ее изображения, не могло быть и идеи курицы. Потом она перебежала к последующему вопросу.

«Бывают ли у человека прирожденные идеи?» Очень непонятно, пошевелила мозгами Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 София. Очень тяжело поверить, что у новорожденного малыша много мыслях. Естественно, точно не понятно, ведь, если ребенок не умеет гласить, это не означает, что у него совершенно нет мыслей. Но, чтоб знать Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 хоть что-то об внешнем мире, необходимо его поначалу узреть, правда?

«Чем отличаются друг от друга растение, животное и человек?» София одномоментно отыскала очень значительные отличия. Она, к примеру, была уверена Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, что у растений нет сколько-либо сложной духовной жизни. Кто слышал про колокольчик, страдающий от неразделенной любви? Растение возникает из земли, усваивает питательные вещества и производит на свет сколько-то семян, благодаря Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 которым плодится. Но больше про растение, пожалуй, сказать нечего. София пришла к выводу, что все касающееся растений приложимо также к животным и человеку. Зато у животных были дополнительные характеристики, к примеру способность Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 передвигаться. (А роза разве когда-нибудь бегает стометровку?) Сложнее было указать на различия меж животным и человеком. Люди могут мыслить, да и животные не совершенно безмозглые сотворения. София была убеждена, что кот Шер-Хан тоже Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 задумывается. Во всяком случае, он время от времени вел себя очень расчетливо. А может ли животное размышлять над философскими неуввязками? Может ли кот задуматься об различиях растения от человека Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 и животного? Чуть ли! Ясно, что кот умеет чему-то ликовать и о кое-чем печалиться, но задается ли он вопросом о существовании Бога либо бессмертной души? Очень непонятно, решила София. Тут Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 можно было применить тот же резон, что и в вопросе о малыше и прирожденных идеях. Дискуссировать такие трудности с котом было равносильно их дискуссии с новорожденным ребенком.

«Почему идет дождик?» София пожала Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 плечами. Дождик идет от испарения моря и конденсации воды в тучах. Это они проходили чуть не в 3-ем классе. Можно, естественно, еще сказать, что дождик идет, чтоб лучше росли животные и растения Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, но будет ли это правдой? Есть ли у дождика цель либо умысел?

Последнее задание было точно связано с схожей целью: «Что необходимо человеку для неплохой жизни?» Об этом учитель философии что-то Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 писал в самом начале курса. Все люди нуждаются в еде, тепле, любви и заботе. Во всяком случае, такая 1-ая предпосылка неплохой жизни. Потом он указал на то, что каждому нужно отыскать ответы на определенные Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 философские вопросы. Не считая того, хорошо иметь профессию, которая для тебя нравится. Если, к примеру, человек вытерпеть не может транспорт, навряд ли ему доставит наслаждение стать шофером такси. А если он Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 не выносит изготовления уроков, неразумно будет становиться преподавателем. София обожала животных, потому полностью могла стать ветеринаром. Вроде бы то ни было, она не считала, что для неплохой жизни необходимо выиграть в лотерею Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 миллион. Быстрее напротив. Не напрасно молвят: «Праздность — мама всех пороков».

София посиживала у себя в комнате, пока мать не позвала ее есть: на обед были антрекоты с печеной картошкой. Вкуснятина! Мать даже Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 зажгла свечки и подала на десерт морошку со взбитыми сливками.

Они гласили о том о сем. Мать спросила, как София желает праздновать свое пятнадцатилетие. До него осталось всего несколько недель.

София пожала Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 плечами.

— Ты разве не собираешься пригласить гостей? Другими словами отпраздновать как надо?

— Может быть…

— Мы могли бы позвать Марту, Анну-Мари… и Хеге. И, естественно, Йорунн. А может, и Йоргена… Для Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 тебя лучше решить самой. Знаешь, я отлично помню собственный денек рождения, когда мне исполнилось пятнадцать. Кажется, это было совершенно не так давно. И я уже тогда ощущала себя взрослой, София. Удивительно, а? По-моему Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6, я с того времени совершенно не поменялась.

— Конечно, нет. По сути ничто не меняется. Ты только развилась, стала более зрелой…

— Хм… ты у нас тоже разговариваешь как взрослая… Вот только время с моего Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 6 пятнадцатилетия пробежало неописуемо стремительно.



yuridicheskie-priznaki-respubliki.html
yuridicheskie-tipi-nauchnogo-poznaniya-klassicheskie-neklassicheskie-i-postneklassicheskie.html
yuridicheskih-lic-dlya-provedeniya-10-glava.html