Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с

^ Юрий  Лопотецкий

Мудрейший совет

    …Когда кинофильм завершился, Мишка молчал целую минутку. Обычно он вообщем не молчит — сразу вскакивает, как будто ужаленный, и предательски навязывает своё мировоззрение о просмотренном всем, кто на неудачу оказался рядом. Энергия бьёт Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с из него фонтаном, и никакого спасения от этого нет. Но сейчас его видимо по-настоящему проняло: целую минутку он посиживал, как пришибленный. Признаюсь, меня и самого от этого кинофильма накрыло Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с. С головой. И всё же он опамятовался первым:
    
     — Слушай, Вадик, а давай тоже будем всем давать советы?
     — Точно! Давать советы — это здорово! Выходит, что когда ты помогаешь кому-нибудь советом, люди становятся приветливыми…
     — И Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с весёлыми!
     — И в ответ делятся собственной радостью с другими людьми!
     — И с нами! Ура! Идём давать советы!
    
     И мы с Мишкой пошли давать советы.
    
     Выскочив на улицу, мы здесь же Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с узрели водопроводчика. Водопроводчик как раз вылезал из канализационного лючка, где делал какую-то хитрецкую работу. Вылезши из колодца, он три раза сплюнул, и принялся методично шуровать в собственных подземных владениях некий гибкой штукой: или Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с шлангом, или толстым тросом. Понизу, в лючке, что-то смачно хлюпало, устрашающе фырчало и таинственно булькало. Наподобие того, как бывает, когда бабушка Сулико варит суп харчо. Только суп харчо у неё Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с всегда смачный и пахнет очень здорово, а из лючка пахло… как-то не в особенности аппетитно. Мы с Мишкой здесь же зажали носы и пошевелили мозгами, какой он у нас героический, дядя-водопроводчик Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с! Даже еще героистее астронавта, который летает в собачьем галлактическом холоде вокруг земного шара. Так как не только лишь я и Мишка, да и даже отмороженный астронавт — мы все свалились бы в обморок Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с от огорчения, если б нам довелось посиживать в колодце и шуровать кишкой, когда там таковой чумовой запах.
    
     — Смотри, Вадька, какие у него грязные сапоги! Наверное мать не обучила его в детстве Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с кропотливо смотреть за собственной обувью.
     — Точно! Обувь нужно как можно почаще протирать, в особенности если выходишь из дому на люди. Либо тем паче, когда идёшь на работу либо в школу.
     — Идём, дадим Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с ему совет, как следует ухаживать за обувью.
    
     — Здрасти, дядя! Я — Вадик, а это — Мишка. А вас как зовут?
     — Привет, пацаны. Меня зовут дядя Митрофан.
     — Понятно. А что Вы делаете?
     — Работу работаю.
     — Как Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с именуется ваша работа?
     — Моя работа именуется… — здесь водопроводчик как-то по особому крякнул, возможно поэтому, что кишка зацепилась за что-то стороннее, и, ухнув, с усилием протолкнул свою штучку далее Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с. — Она, паренёк, именуется… у-у-ух, э-э-эх, ООО «МУП СпецГорВодоКаналЛивнеОчист…-тьфу», — в общем, малец, для тебя лучше не знать, как она, ёшка-кочерёшка, именуется.
     — Почему?
    
     Водопроводчик насупился, сделал принципиальное лицо, потом Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с грозно нахмурил брови и произнес наизловещим шёпозже:
    
     — Опасное это дело. И вообщем, юноша, это скрытая организация.
     — Да? А понимаете, дядя Митрофан, мы желали бы дать подсказку одну умную идея.
     — Да ну?
     — Обувь нужно Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с как можно почаще протирать, в особенности если выходишь из дому на люди, — авторитетно заявил Мишка, нерасторопно почесав весноватый нос.
     — А чтоб ваши сапожки всегда имели роскошный вид, их необходимо раз в неделю смазывать Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с особым водоотталкивающим кремом. Тогда и они будут поблескивать! — веско добавил я, заложив руки за спину.
     — Чего-о-о?
    
     В этот момент в глубине колодца что-то устрашающе чмокнуло и недовольно Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с утробно забурчало. Причём бурчание было такое угрожающее, что нам с Мишкой стало мало боязно. Позже мы услышали ещё один в особенности сильный чмок, следом за ним — всхлип, и… Вдруг из колодца хлестанул мощнейший Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с фонтан чего-то кофейного; потом фонтан пропал, но взамен него как-то вызывающе и нахально полезла бурлящая грязно-жёлтая пена, наподобие той, которая бывает у бабушки Сулико, когда она проглядит Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с убегающий суп. Только харчо у бабушки Сулико пахнет смачно и завлекательно, а от пены из колодца хотелось на данный момент же куда-то убежать, и лучше — подальше. Очевидно, зажав на всякий случай нос.
    
     И не Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с успели мы с Мишкой до конца додумать, какая же геройская скрытая работа у нашего водопроводчика, как его, дядю Митрофана, сразу по самые колени залило злостно бурчащей жижей. Так как дядя Митрофан Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с посиживал, свесивши ноги в лючок, и, развесив от удивления рот, убрать их не успел. Наверное, ему очень приглянулся наш мудрейший совет.
    
     — Етицкая сила!— выкрикнул в сердцах водопроводчик. Лицо его почему-либо Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с покраснело, и, бросив свою кишку, он ринулся наутёк. — Брысь отсюда, шпана! — на прощание кликнул он, скрываясь в хлюпающих сапогах за углом примыкающего строения. Наверняка, побежал за технической выручкой.
     — Сдаётся мне, ему не очень приглянулся Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с наш совет, — пробормотал Мишка.
     — Сдаётся мне, не таковой уж он и герой. Только время на него напрасно издержали.
     — Точно! Идём ещё кому-нибудь мудрейший совет дадим? — нашёлся Мишка.
    
     И мы Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с пошли находить, кому бы ещё дать мудрейший совет.
    
    
     ***
    
     Шли мы, шли, и вдруг по дороге нам попался кинозал «Сатурн». Судя по афишам, там снова крутили «Хоббитов».
     — Айда на «Хоббитов»! — с энтузиазмом предложил Мишук Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с.
     — Подожди! Мы ведь уже лицезрели «Хоббитов»?
     — Мы-то лицезрели, а все эти злосчастные люди пока ещё нет. И наш долг — посодействовать им хорошим советом на тот ужасающий случай, если им чего-то Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с в «Хоббитах» будет неясно.
     — Думаешь?
     — Естественно! Вспомни сам, как мы мучились, когда смотрели эту трынду впервой? Ничего не разберешь: кто идёт, куда идёт, чего несёт, для чего прячет и почему всё Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с время с босыми ногами... Просто сплошная засада.
     — Точно! В особенности мы возмущались, что у хоббитов такие огромные ноги.
     — Ага! Мы ещё свистели киномеханику, что у него плёнка бракованная.
    
     Чуть в зале погасили свет, как Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с Мишка сходу сделался важным-преважным. Он картинно сложил руки на груди и презрительно выпятил нижнюю губу. Я тоже последовал его примеру, но только частично: сложил руки на груди, но выставлять губу Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с не стал, а взамен этого напустил на лицо кривую ироничную улыбку. Папа не устаёт мне повторять, что каждый уважающий себя человек обязан иметь определённую особенность — чтобы не уподобляться массе. Что он осознает Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с под словом «масса», мне спросить всё время недосуг, но, в любом случае, я догадываюсь, что это нечто зазорное. Причём совершенно не то, о чём толкует учитель физики. Яков Альбертович, в отличие от папы Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с, массу ничем предосудительным не считает. Более того, он уже не 1-ый год часто её перемножает в собственных удалых формулах то с квадратом скорости, то с плотностью либо, ужаснее того Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с — с объёмом. В любом случае, чтоб кое-чем отличаться от Мишки, я никогда не выпячиваю губу, как он, а, взамен этого, если требуют грозные актуальные происшествия, напускаю кривую ироничную улыбку. Уж не знаю Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с, как это смотрится со стороны, но, в любом случае, думаю никому не придёт в голову множить меня на плотность, либо, того ужаснее — на квадрат скорости.
    
     Приблизительно на пятнадцатой минутке кинофильма мужик Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с с большущей коробкой из-под пылесоса наклонился к собственной спутнице, и вкрадчиво произнёс:
    
     — Я что-то не усвою: что у этого парня с ногами? Он уродец, либо мне так персонально кажется?
     — Не думаю Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с, — ответила спутница — дама в пенсне, увешанная котомками, пакетами, коробками и коробками. Если б он был уродец, то это непременно обозначили бы в сюжете особенным синематографическим образом. Сообразил? По научному закону жанра не Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с может быть у персонажа уродства, если это его уродство не задействовано в сценарии специально для запланированного развития сюжета.
     — Ты закончи умничать. Просто скажи: он уродец, либо мне персонально кажется?
     — Для тебя это Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с кажется. Из-за специфичного угла зрения, обычно характерного первому месту первого ряда, что, в свою очередь, косвенно охарактеризовывает твою персональную бережливость, именуемую в просторечии «жабой». Тем паче, что 2-ой паренёк тоже с Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с большими ступнями, как у старого кенгуру.
     — Ну и что?
     — А то, что не может быть в синематографическом кинофильме сходу два форменных уродца с идиентично схожим недостатком специфичного уродства, — авторитетно заявила тётенька в пенсне Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с, увешанная котомками, пакетами, коробками и коробками. — Тем паче что на мордочку — они достаточно милые.
     — Да? Если они не форменные уродцы и даже напротив — милые симпатяги, то это мне только персонально кажется? Разумно?
     — Разумно Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с.
     — А если мне это только кажется, то, очевидно, — только мне, мне одному, и конкретно — мне. Разумно?
     — Разумно.
     — А если это кажется только персонально мне, означает — об этом знаю только индивидуально я. Как Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с ты, в таком поразительном случае, обусловила, что у второго парня ноги тоже как у кенгуру? Ведь я об этом дальновидно умолчал?
     — Обусловила. Это… особая логика. Женская. Вам, мужланам, труднодоступная.
    
     Здесь Мишка толкнул Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с меня в бок, и многозначительно покивал головой: «Вот, дескать, видишь, я же гласил?» Мне и самому уже казалось, что пора вмешаться, пока они не перессорились из-за пустяка. Я собрался Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с духом и, деликатно постучав мужчине с коробкой от пылесоса по плечу (он посиживал в примыкающем ряду, впереди нас), шепнул:
    
     — Дяденька, вы не ссорьтесь! Вам это не кажется. У их по сути Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с очень огромные ступни. Несмотря на спефици… сфеципи… фический угол зрения.
     — Да? Правда? Означает эти симпатяги всё-таки беспристрастно инвалиды? — мужик с пылесосом заинтересованно обернулся через плечо, чтоб поглядеть, кто из примыкающего ряда даёт таковой Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с мудрейший совет. И, самое главное, даёт — впору.
     — Нет, не инвалиды, и не уродцы. Так было задумано!— веско отдал свои ценные объяснения Мишка. Ещё больше выпятив нижнюю губу.
     — Дело в том Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с, что все хоббиты от рождения такие, — продолжил я. — Если желаете, огромные ступни — их отличительный признак, фирменная фишка хоббитянской… хоббитинской… тьфу, хобботовой расы. У их от природы жесткие кожаные подошвы и густой, теплый, бурый мех. Прямо Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с как на голове. Вот!
     — Хоббиты даже башмаков не носят. Они им без надобности, — схватил Мишка.
     — Фишка? Меховые подошвы? И ботинки не необходимы? Гениально. Ну хорошо. Спасибо, мальчишки, за животрепещущие комменты. Совсем разумеется Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с, что вы нам здорово посодействовали.
    
     Услышав похвалы мужчины с пылесосом, мы с Мишкой практически раздулись от гордости. Что любопытно, даже в мгле было видно, что Мишкины руки, сложенные на раздувшейся груди, выпятились Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с вперёд ещё больше. Так же как и его именитая губа. Чу! Внезапно я нашел, что на его презрительно оттопыренную губу сейчас ещё накладывается и кривая ироничная улыбка.
    
     Моя улыбка!
    
     Ну Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с и пусть! Зато сейчас я имею полное моральное право презрительно оттопыривать нижнюю губу. Так, как это имеет обыкновение делать Мишка. Правда, добавить к собственной кривой ироничной улыбке элегантно отвисшую губу почему Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с-либо не вышло. Тогда и я решил это делать поочерёдно: улыбка — губа, губа — улыбка.
    
    
     ***
    
     — Эстетически очень прекрасная женщина… Только вот гипертрофированные уши всё дело портят, — негромко пробормотал дядька с пылесосом, когда на дисплее Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с, верхом на белоснежном жеребце, появилась эльфийка Арвен. Потом, наклонившись к собственной спутнице, добавил: — Ей бы эти специальные уши, если уж они так доминирующе торчат, под причёску затопырить. Не находишь?
     — Не нахожу! — резко Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с ответила спутница и почему-либо чувствительно пихнула дяденьку с пылесосом локтём под рёбра. Дядя как-то сдавленно ойкнул, а мы с Мишкой многозначительно переглянулись. Что и гласить, возможно им снова потребовалась не Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с только лишь наша помощь, да и мудрейший совет.
     — Ничего подобного! — воскликнул Мишка, и принялся трясти дядю с пылесосом за плечо. — Вы ничего не осознаете! Остроконечные уши — признак эльфийской расы!
     — Куда уж нам, лапотникам! — ядовито Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с ответила тётенька в пенсне, увешанная котомками, пакетами, коробками и коробками. Дядька же ничего не ответил, только тяжело сипел, съёжившись и втянув голову в плечи. Может быть поэтому, что тётушкины пенсне как-то Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с нехорошо и многообещающе блеснули в свете кинопроектора. Многообещающе — в смысле обещающие хоть и много, но ничего неплохого…
     — Я говорю, — ещё громче и ещё настойчивее принялся за объяснения Мишка, что мир Средиземья Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с вообщем населён самыми различными созданиями и расами. Вот, к примеру, тролли. Их различием является кровь чёрного цвета, которая на солнечном свете преобразуется в камень.
     — Какой кошмар! — кто-то сдавленно испугался в конце ряда Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с.
     — Не гласите… — поддержал кто-то испуганный около плафона «Выход».
     — Послушай, малыш, — угрожающе молвил Мишкин сосед слева, худощавый лысый тип в очках железной оправы, — я бы не рекомендовал для тебя пересказывать всё Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с кино. — Очень не рекомендовал! — очки устрашающе блеснули в мгле зала, отразив череп из изображения на дисплее.
    
     Не знаю, что ощутил Мишка, но мне от его кошмарного, как будто из преисподней голоса Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с, стало не по для себя. Ну и вообщем, наружный антураж не добавлял дружелюбия его наружности: сухощавая, жилистая фигура, бликующая золотая фикса на большущих, лошадиных зубах, чёрная майка со скелетом, распятым на Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с мачте пиратского парусника…
    
     — Да я что? Я ничего, я только посодействовать желал! — хорохорился Мишка.
     — Вот помогать как раз и не нужно, угу? Очень не советую.
    
     Мишка посиживал затравленным воробышком.
    
     — Не слышу ответа! Угу?
     — Угу… — согласно Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с прохрипел раздавленный обстоятельствами Мишка.
    
    
     ***
    
     — Не усвою, чего этот урод бурчит? «Прелесть, красота…» Где здесь красота? — хихикнула девченка с пачкой чего-то смачно хрустящего. Может быть, это были вафли, а Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с может и какие-нибудь печенья.
     — Может, даму свою вспоминает. Либо природой любуется, — возбуждённо шепнул ей в самое ухо мальчик, сидевший рядом с ней. При всем этом он поёрзал, и, в конце концов, предательски Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с притиснулся поближе. И даже каверзно приобнял. Бьюсь об заклад: во время глуповатых разъяснений негодяй касался уха бедняжки своими липкими губками.
     — Какую ещё даму! — возмутился Мишка. — Какой ещё природой! Это Горлум! «Моя прелесть» — это Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с и есть кольцо! Просто он очень длительно его носил, и кольцо очень его попортило. Другими словами практически совершенно развратило. А когда-то, в дальнем детстве…— громовой глас Мишки крепчал и геройски Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с вибрировал, отражаясь от стенок зала. И даже от экрана.
     — Какой кошмар! — кто-то сдавленно испугался в конце ряда.
     — Не гласите… — поддержал некто испуганный около плафона «Выход».
     — Правда? — девченка из примыкающего ряда игриво Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с обернулась, и проказливо стрельнула глазками в нас.
     — А желаете, мы пересядем к вам, и всё тщательно объясним?
     — Нет, не желаем! — угрожающе через зубы прошипел мальчишка, сидячий рядом с оккупированной девченкой. При всем этом он Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с выпрямился в кресле и оказался намного выше ростом. Нам стало понятно, что он совсем не мальчишка, а взрослый юноша, практически дядька, и, что самое грустное, намного крупнее нас с Мишкой. Вроде бы Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с невзначай, он положил свою противную руку поверх спинки девочкиного кресла, демонстративно сжав ладонь в кулак.
    
     Кулак был увесистый. С якорем и обвитой вокруг него русалкой.
    
     — Да мы что? Мы — ничего. Просто Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с желали, чтоб вам было понятнее. А то вдруг некорректно всё поймёте.
     — Вправду… — испуганно поддержали около плафона «Выход».
     — Как видите, у их… — попробовал продолжить Мишка.
     — Лицезреем! И всё поймём верно, усёк Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с, комментатор? — юноша, который практически дядька, недвусмысленно поёрзал ядрёным кулаком по девочкиному креслу. Русалка вильнула хвостом, а девченка хихикнула.
     — Какой кошмар! — кто-то снова запаниковал в конце ряда.
     — Да он, похоже, остолоп! — лысый в Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с очках с фиксой и скелетом чувствительно сдавил Мишкино плечо. Почему я думаю, что это было чувствительно? Да так как по другому Мишка бы не хрюкнул. А он конкретно хрюкнул. Отчётливо хрюкнул, как Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с-то удивительно засопел и не стал подавать признаки жизни.
     — Чего вы злитесь? — вступился за Мишку я. — Если люди не понимают, что здесь с этим фильмом, то наш долг — посодействовать!
     — Да кончится это когда Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с-нибудь! — пронзительно заверещала тётенька в пенсне, увешанная котомками, пакетами, коробками и коробками.
     — Какой кошмар! — кто-то сдавленно заскулил в конце ряда.
     — Не гласите… — поддержал некто наглухо забитый около плафона «Выход».
     — Точно Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с! Кто сюда пустил этих говорунов? — возопил гражданин в шапке из маленькой сеточки. — Дадут нам, в конце концов, кино глядеть? То ноги, понимаешь, у их огромные, то уши острые, то кольца не туда Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с надевают. Гнать их!
     — Для чего же гнать? — устрашающе вопросил лысый в очках с фиксой и скелетом. Мы их культурно попросим. И всё отрегулируем. Ага?
     — Ага… — торопливо подтвердил я. А что мне оставалось, если он Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с и меня ухватил за плечо, так, как не так давно Мишку? Рука у лысого была охватистая и жилистая. Мощная рука. В плече что-то нехорошо хрустнуло, перед очами поплыли круги, а на Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с дисплее рядом с гномом Гимли появились ещё три таких же гнома-близнеца. И они — все четыре — водили хороводы, хотя это не предвидено синематографическим сюжетом.
     — Точно! Прогуливаются сами не знают для чего! — поддержала Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с всеобщее негодование девченка с пачкой чего-то смачно хрустящего. Может быть, что это были не вафли, а обыденные сушки.
     — Какой кошмар!
     — Да выведут их когда-нибудь! — продолжала верещать тётенька Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с в пенсне, увешанная котомками, пакетами, коробками и коробками. При всем этом она обозлилась на нас с Мишкой так, что размахивая коробками, угодила тяжёлой котомкой дядьке с пылесосом по голове.
     — А вот я Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с на данный момент персонально разберусь! — дядечка отложил собственный пылесос на примыкающее кресло и принялся растягивать в проход своё тучное тело.
     — Издавна пора! — язвительно увидел гражданин с маленькой сеточкой. — И вообщем, остановите кинофильму Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с и включите свет! Мы их, мерзавцев, на данный момент определим на чистую воду!
     — Вправду… — неуверенно поддержали около плафона «Выход».
     — Вы только поглядите, какие морды они нам корчат: у 1-го губа до подбородка, у другого Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с улыбка до правого уха! Нахалы!
     — Какой кошмар!
     — А тебя, малыш, — протяжно прошипел лысый в очках с фиксой и скелетом, — когда-нибудь подвешивали за ухи, а?
     — Грамматически следует гласить не «за ухи», а «за Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с уши», — на всякий случай уточнил Мишка. Но это не посодействовало. И вообщем, здесь началось такое…
    
    
     ***
    
     Мишка смотрелся очень забавно: его принципиально оттопыренная губа так смешно гармонировала с правым ухом, которое после кинозала Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с стало похоже на зрелый баклажан, что удержаться от хохота было практически нереально. Ухо набухло, налилось чернильным цветом и оттопыривалось так вызывающе, что если б я не знал Мишку с самого юношества Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с, то непременно решил, что он киногерой ужасов. Заплывший левый глаз удивительно гармонировал с правым баклажановым ухом, и поэтому я сдерживался из последних сил. Когда стало совершенно невмочь, я, чтоб не оскорбить Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с Мишука, сделал вид, что разглядываю витрину. За витриной лениво плавали сомы, весело кругля губки.
    
     А ещё с витрины на нас смотрели два клоуна. У обоих заместо ушей торчали зрелые баклажаны. Только Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с у того, что стоял напротив Мишки, баклажан был справа, а у его необычного товарища с глуповатой кривой улыбкой, — того, что расположился напротив меня — баклажан оказался слева. Оба клоуна глумливо теребили подбитые глаза. Мишкин напарник Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с, субъект с презрительно отвисшей губой, всё время трогал левый глаз, а тот, что стоял в витрине напротив меня — правый. Позже клоуны сразу рассмеялись. Уничтожающе и заразно.
    
     В этот момент к магазину Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с подъехал фургон. Вероятнее всего, шофер привёз в магазин новый продукт и собирался устроить разгрузку. Мы с Мишкой, хоть и были инвалиды по зрению, всё же сходу обусловили, что шофер неопытный. Ну, по Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с последней мере, в нашем районе городка он в первый раз. Шофер всё время лихорадочно дёргал рычаг переключения скоростей и отчаянно крутил управляющим колесом. Но у него не много что выходило. Когда Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с он желал навести машину задним ходом, чтоб подъехать к грузовым дверям магазина, у него из этой затеи ничего не выходило. Наверное поэтому, что фургон загораживал водителю задний вид. В машине что-то фырчало, утробно Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с вздыхало, хрюкало, надрывисто вибрировало, шофер с хрустом дергал за рычаг, но фургон упрямо не желал попадать задней стеной к дверям.
    
     — Давай-давай-давай! — уверенным голосом опытнейшего лоцмана взялся командовать Мишка. — На Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с лево руль! Ещё круче на лево! Ещё! Ага! Так держать! Сейчас ещё вспять! Давай-давай-давай! Ещё давай, я крикну, когда «стоп»!
    
     Растерявшийся шофер, юноша лет 20, приметно повеселел, и, слушая Мишку Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с, принялся крутить баранку еще более уверенно. Машина сразу закончила хрюкать, а только аппетитно мурчала кое-где там, в глубине утробы. «Вот какой у меня опытный и опытнейший друг!» — с наслаждением поразмыслил я Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с, и волна гордости поднялась к самому горлу, распирая грудь.
    
     Но здесь у Мишки зазвонил телефон. Мой друг элегантным жестом выхватил телефон, и принялся кому-то что-то энергично втолковывать. Грудь его вздымалась Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с от значимости, губа внушительно оттопыривалась, и даже баклажановое ухо смотрелось уже не так зазорно, а быстрее даже — внушительно.
    
     Пока Мишка любовался собой на витрине магазина в позе приличного предпринимателя, а я любовался Мишкой, раздался Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с пронизывающий хруст, потом гул, и витрина с Мишкиным двойником куда-то пропала…
    
     — Етицкая сила! — заорал кто-то, быстро выбегая из магазина. — Снова эти клоуны с ушами!
    
     Пред нами стоял разъярённый дядя Митрофан с Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с обрезком водопроводной трубы, а под ногами у него копошились сомы, весело кругля губки. Свои сапожки он так и не почистил.
    
     Из кабины фургона осторожно вылез шофер и, на негнущихся Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с ногах, угрюмо побрёл к бывшей витрине, опасливо переступая через сомов, которые норовили хлобыстнуть его хвостами. Только вот неудача: недолго его ноги были негнущимися:
    
     — Йех! — раздался удалой рык дяди Митрофана, когда он протянул Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с водителя поперёк спины водопроводной трубой. Ноги водителя безропотно подогнулись, и он обессилено сел в лужу с сомами, весело кругля губки, как будто для чего-то дразнил засыпающих гигантов.
    
     — Мальчишка… Ты же произнес, что крикнешь, когда Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с «стоп». Уже, наверное, стоп? — убито вопросил злосчастный шофер Мишку.
     — Так это… Всякое в жизни бывает… — виновно пробормотал Мишук. — Скажи, дядя Митрофан?
     — Я для тебя, паренёк, всё скажу! Я для тебя, паренёк, на Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с данный момент уж так всё скажу-растолкую! Я этот аквариум неделю монтировал! И такая у меня, паренёк, сейчас удовлетворенность неимоверная к для тебя и твоим родителям, что… — поигрывая трубой, Митрофан направился к Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с Мишке. Да вот неудача: ненамеренно наступил на скользкого сома…
     — Сдаётся мне, им снова не по нраву мой совет, — пробормотал Мишка.
     — Сдаётся мне, нам необходимо делать ноги, — ответил я и Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с начал медлительно пятиться. Да вот неудача: под пятку попало нечто скользкое и извивающееся…
    
    
     ***
    
     — Как вас так угораздило? — улыбаясь, вопрошал папа, созерцая два Мишкиных баклажана.
     — Мы советы давали… — потерянно пробубнил Мишук. — Осознаете, дядя Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с Фёдорвей, мы желали как лучше, стремились людям посодействовать.
     — А люди, означает, ваши старания не оценили? Да? Что молчишь? — отец иронично поглядел на меня, надевая китель.
     — Понимаешь, па, многие люди сами не знают, чего желают Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с, и не понимают, как верно поступить. Потому им нужна помощь.
     — А вы, означает, лучше самих людей понимаете, что и когда им полезнее? Так выходит? Вы, означает, поглубже их вдумались в Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с тонкости их работы и радиво исследовали их происшествия?
    
     Я тяжело вздохнул, и тоскливо погладил свои баклажаны. Поначалу левый, а позже — правый. Очевидно, мы и сами уже начинали осознавать, что делаем что-то Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с не совершенно то. Не хватало только последнего толчка. И вот папа, мой мудрейший и справедливый папа, сразу расставил все мои мысли по подходящим полочкам.
    
     — Помогать людям советом — это большая ответственность. А тем паче — вмешиваться в Юрий  ЛопотецкийМудрый совет - Михаил  Юдсон Ревизор-с чужую судьбу. Запомните это, ребята. По другому хоть какое, даже самое доброе дело может принести вред. Согласны?
    
     Мы с Мишкой виновно переглянулись, и согласно кивнули. На душе приметно полегчало.





yuzhnij-kubok-astorii-snova-u-murmanskogo-severa-rossijskaya-blagotvoritelnost-v-zerkale-smi.html
yuzhnij-ural-bashkiriya.html
yuzhno-kazahstanskij-gosudarstvennij-pedagogicheskij-institut.html