Юрий Сергеев - страница 16

12
Председатель артели дал распоряжение срочно выехать вездеходом на реку Желтоватую и в устье ключа Позабытый приготовить вертолётную площадку, отметив её флагом на дереве.

— Влас Николаевич, — поинтересовался Ковалёв, — участок там развернём?

— Да. Присмотри сухое место под Юрий Сергеев - страница 16 поселок, попутно набери пяток бочек брусники. Действуй! Бруснику отправишь на склад артели.

Семён не стал уточнять, для чего ему столько ягод. Дед не любит разжевывать свои планы.

— Деловой мужчина! — подивился Лукьян Юрий Сергеев - страница 16. — Думаешь, он себе просит бруснику? Не-е, в округах городка неурожай в этом году. Весной разошлёт брусничку по участкам, вот для тебя и витамины. Хватка у Деда хозяйская, выгоды для Юрий Сергеев - страница 16 артели не упустит.

— Где я её столько наберу? — сокрушался начальник участка. — Бригаду нужно создавать. А где люди? Шурфовку останавливать не стану.

— Приказы у старателей не дискуссируются, — поучительно припомнил Лукьян. — Садись на вездеход, погрузи у Юрий Сергеев - страница 16 столовой бочки, возьми 3-х умельцев с собой из числа тех, кого на отдых направлять собирались, и кати в тайгу! Я за тебя останусь на неделю. Наскребёте, такового быть не может, чтоб всю Юрий Сергеев - страница 16 морозом вышибло при цветении. Отыскиваете по равнинам речек, где туманы держались ночами, там должна сохраниться.

— А если не найдём?

— Найдёте. Дед пустых распоряжений не даёт, знать, уверен он, что есть ягода в Юрий Сергеев - страница 16 наших местах. Антона Длинноватого возьми, он конкретный рыбак, подкармливать вас будет ухой, электрослесаря Максимыча, он вам всякую деталь ратфилем сделает, если вездеход сломается.

— Длинноватого брать не буду.

— Почему?

— Пусть готовит запасный Юрий Сергеев - страница 16 землесос.

— Возьми-возьми! Озлоблён юноша на жизнь, пусть развеется. Сетовал мне, что ты его жлобом обругал и изгнал. Помиритесь в дороге, побеседуйте.

Электрослесарь Максимыч сделал 5 совков для сбора ягоды. Запаслись древесными бочками, продуктами на Юрий Сергеев - страница 16 неделю и рано с утра выехали. Лукьян настоял, чтоб взяли припас солярки и дизмасла, всякое может случиться в тайге.

Вездеход ревел, забираясь на перевал к Платоновскому ручью. Ковалёв посиживал в Юрий Сергеев - страница 16 кабине с Максимычем. Фанфурин прыгал за рычагами и безустанно трепался. В кузове, поверх бочек, укрытых старенькыми матрасами, растянулись Антон, шофёр Носов и юный слесарь.

Максимыча все уважали за преклонные годы и умение Юрий Сергеев - страница 16 делать всё, на что способен неплохой рабочий. Чинит он маслонасосы, генераторы, турбонатдувы, сам точит на токарном станке; на слух определяет всякую поломку в бульдозере. Сам выковывает, обрабатывает и закаливает подходящую запчасть.

Помнится, в Юрий Сергеев - страница 16 Денек Победы Максимыча освободили от работы. Надел он парадный костюмчик, галстук, позванивал орденами и медалями на пиджаке. Прогуливался весь денек по участку, как генерал.

Не для похвальбы надел заслуги, радовался Юрий Сергеев - страница 16 старенькый партизан Деньку Победы. Вел войну он в соединении Фёдорова и обожал вспоминать боевые годы.

Не считая него и Фанфурина, на участке был очередной старый мужик. Возил Ковалёва на старой машине нервный, разболтанный шофёр Юрий Сергеев - страница 16 по фамилии Носов. Изредка встретишь в жизни равного лгуна.

В поездках он гласил бесконечно, гласил, не обращая внимания, внемлют его пассажиры либо дремлют. Все издавна знали о том, какой у него большой Юрий Сергеев - страница 16 дом под Одессой, скольких дам он обожал и как он геройски вел войну.

Лгал профессионально и нескромно. Таращил глаза, кидал на всей скорости руль и демонстрировал, как в рукопашной душил Юрий Сергеев - страница 16 немца. Выходец из одесских блатных, он так и носил всю жизнь кепчонку набекрень, не расставаясь с папироской во рту. Кто знает, когда он спал.

То в барак залетит, то выскочит из столовой Юрий Сергеев - страница 16, то в одних трусах и телогрейке бежит рысью из бани, на ходу размахивая руками и пугая греющихся на солнце поросят. Невзлюбил Носов Максимыча.

И придирался он к тихому человеку, всё норовил высмеять Юрий Сергеев - страница 16. Когда терпение электрослесаря лопнуло, тот поинтересовался при всем добросовестном народе:

— На каком фронте вел войну, товарищ опытный? Как бы и обычный вопрос, да не сумел шофёр толком ответить на него. Осерчал он, разорался Юрий Сергеев - страница 16 на всю столовую.

— И не постыдно лгать на старости лет? — не унимался Максимыч. — Ты же проговорился ребятам, что всю войну просидел за вооружённый бандитизм. У тебя, как под хвостом у козы, всё Юрий Сергеев - страница 16 видно. Мечешься, как будто угорелый, лишь бы изумить кого-нибудь. Брешешь, как Би-би-си. Издавна никто для тебя не верует.

Кто-то за столом мигом схватил, и наклеилась к трепачу кличка — Бибиси Юрий Сергеев - страница 16.

Ничего не оставалось шоферу делать, не считая как пнуть хряка Ваську под зад за порогом да в сердцах выматериться. Но горбатого и впрямь только могила исправит. Позлился часок — и вновь Юрий Сергеев - страница 16 за своё. Мелет языком, как ни в чём не бывало. А Максимыча ещё больше невзлюбил.

Моросит с лиственниц жёлтая хвоя. После первых заморозков готовится лес к подступающей зиме, очищается, светлеет. Небо голубое, нежное. Покорливо ложатся Юрий Сергеев - страница 16 под гусеницы разноцветные кустики, забивая радиатор палым листом.

В кабине горячо, щиплет глаза горклый смрад дизеля, качают пассажиров подвернувшиеся под траки лесины и камешки. Арго бежит впереди медлительно ползущего вездехода Юрий Сергеев - страница 16. Носов поёт в кузове:

Дож-ж-дик капал на р-рыло

И на ду-у-уло нагана-а...

По Платоновскому ключу выехали на водораздел и добрались по чуть примечательной дороге когда-то Юрий Сергеев - страница 16 работавших тут геологов в ручей Варя. Кто именовал этот буйный ключ? Кто в первый раз написал на карте женское имя?

Варя... Повеяло кое-чем ласковым, как будто повстречали тут, посреди непроходимой тайги Юрий Сергеев - страница 16, красивую даму, чистую, как вода посреди камешков, позабытую людьми посреди прохладных сопок.

Изредка кто в наше время именует этим именованием собственных дочерей. Несправедливо. Вы только вслушайтесь, повторите шепотом — Варя... И увидите перед очами Юрий Сергеев - страница 16 очаровательный дамский образ.

Они спускались по Варе, гусеницы высекали искры на её камнях и рвали нетронутый мох.

Через устье выехали на Большой Орондокит. Река была забита розовыми камнями. Петляла меж широких Юрий Сергеев - страница 16 галечных кос, обымала протоками еловые острова. На перекатах стоял рокот, слышался плеск волны и свист вылетающих к людям неспокойных куликов-перевозчиков.

С верховьев тянуло свежайшим ветерком, рябил он на плёсах поверхность воды Юрий Сергеев - страница 16 и обрывал мёртвые листья с кустов. Пронзительна и грустна осень Севера! Сочными красками ляпает подступающий холод на холсте обмершей тайги привораживающие картины.

Жёлтая, метельчатая травка на косах, рубиновые кустики карликовой берёзки, лимоновой спелости лиственницы, голубая Юрий Сергеев - страница 16 вода посреди красных гранитных валунов, светлое пустынное небо, голубое до тоски и чувства бескрайное.

Стерегут немыслимый простор острошлемные хребты гор, обмётанные первым снегом. Пропархает пара непуганых уток-каменушек к перекату, и Юрий Сергеев - страница 16 снова только гул прозрачной воды, тысячелетиями шлифующей гальку.

Расположились пообедать. Антон вынул из реки трёх ленков на спиннинг, сварили по-быстрому уху. Отвалились от застланного клеёнкой бугра отяжелевшие.

Бибиси был угнетён Юрий Сергеев - страница 16 соседством Максимыча и на удивление молчалив. Скучающе озирался по сторонам. Длиннющий постреливал тяжёлым взором на начальника, улыбающегося трепотне Фанфурина.

Семён увидел это и пошевелил мозгами, что Антон и Носов кое-чем идентичны. Как Юрий Сергеев - страница 16 отец и отпрыск. Проступала в их затаённая осторожность и недоверие к людям.

Переехали реку выше переката. Вездеход с трудом выполз на крутой сберегал и запетлял меж стволов деревьев на мигающий в Юрий Сергеев - страница 16 их просветах зазубренный перевал.

Фомич дал подсказку перед отъездом, что брусника не побита морозом лишь на глубоко врезанной в горы реке Джелтуле, там есть талики, и тепло земли не даёт заморозкам разгуляться. Гусеницы Юрий Сергеев - страница 16 лязгали по камням, проваливались в бочажины, трещал под ними подлесок и сухостой.

Семён мог бы не ехать сам, но Лукьян уговорил его отдохнуть от работы. И душа будет размеренна, что ничего Юрий Сергеев - страница 16 не случится с посланными людьми. С трудом, без грунтозацепов на траках, забрались на седловину перевала. Кругом нагие горы и тундра.

Торчат из редчайшего, исковерканного ветрами стланика темные головешки большенных останцев, от Юрий Сергеев - страница 16 их распадаются завалы камешков. Густо стелются заросли рододендрона, кустарниковой ольхи и хилой берёзки.

Перед очами распахнулась величавая панорама Джелтулы со многими долинами притоков. Тёмной стаей бегут по реке ельники, мелькает светом меж Юрий Сергеев - страница 16 их вода, пылают на солнце не растаявшие с зимы наледи. Южные склоны сопок облиты оранжевым пожаром осинника, оправдывая заглавие реки.

Толкутся в верховьях гольцы Станового хребта, колышутся в мареве голубой дымки. Вечнозелёный Юрий Сергеев - страница 16 кедровый стланик стекает вниз волнами непроходимых зарослей к подножью пойменного леса. По распадкам, к верхушкам, тянутся прозрачные гривки покорёженных ветрами и стужей лиственниц.

Вся эта картина зачаровывала, заставляла с печалью признать свою слабость, скоротечность людской Юрий Сергеев - страница 16 жизни перед бессмертием природы. Горы эти стояли и 100, и миллионы годов назад, будут стоять ещё столько же, а нас не будет.

Эта могучая и нетронутая краса заставляла притихших людей осмыслить свое место Юрий Сергеев - страница 16 в жизни и её цель. Фанфурин вынул Максимыча из кабины.

— Взгляни кругом, старенькый! И всё это фашисты у нас собирались отобрать? Нет, не напрасно мы головы клали на эту землю, — они Юрий Сергеев - страница 16 стояли на краю обрыва, обнявшись, демонстрировали друг дружке куда-то за горизонт.

Они запамятовали напрочь о спутниках, бруснике, золоте. Они обожали свою землю, отстояли её собственной кровью, пронесли эту любовь через войну и Юрий Сергеев - страница 16 мирные годы и не разучились удивляться.

Потихоньку начали спускаться. Длиннющий шёл впереди, выбирая дорогу меж завалов, его лыжная шапочка мелькала в стланике, и взмывала над ней зовущая ладонь.

До берега Джелтулы ехали Юрий Сергеев - страница 16 часа три. Мешали каменистые осыпи, деревья, поваленные поперёк ручья, размытые уступы. В конце концов, перескочили марь и вырвались к реке среди старенького горельника, тормознули.

Ни тропинок, ни дорог, ни Юрий Сергеев - страница 16 кострищ и заржавелых банок. Одичавшая и грозная природа обступила со всех боков умаявшихся вторженцев. Могуче шумела большая река. Угрюмые ельники сплелись ветвями, до черноты обросли мхом-бородачом, острова были забиты горами сухого плавника.

Ковалёв Юрий Сергеев - страница 16 дал распоряжение табориться: место не плохое, дров много, сухая полянка рядом с водой. Сам наладил спиннинг и ушел с Длинноватым за гремящий перекат к устью ручья Позабытого.

Обычно большая рыба Юрий Сергеев - страница 16 собирается на жировку у впадающих ручьёв в ожидании спуска хариуса. Позабытый выпрыгнул из бурелома в реку через гребенку валунов; пенистой струей он крутил воронки на тихом плёсе. По краю глубочайшей ямы щупальцами спрута шевелились подмытые Юрий Сергеев - страница 16 корешки деревьев.

Забросили блёсны. Тугое сопротивление воды пронзило сердечко ожиданием рывка. Как голодные собаки, отпихивая друг дружку, накинулись на блестящий металл полуметровые лимбы.

Забурунили воду гулкие жилки, зазвенели от Юрий Сергеев - страница 16 напряжения. Большие, похожие на кету рыбины, выброшенные на гальку, меняли расцветку от светло-пепельного до фиолетового цвета с броским вишнёвым цветом. Массивно гребли хвостами камешки, зевали зубатыми ртами.

Яма-улово, откупившись положенной данью, затаилась Юрий Сергеев - страница 16, не выпуская больше быстрые молнии хищников. Несколько лимб, уколовшись о тройники, утратили энтузиазм к блёснам. Небольшой ленок погонялся за приманками и ушёл на глубину.

Положили спиннинги на прохладную гальку косы и Юрий Сергеев - страница 16 сели передохнуть. Самая матёрая, почерневшая, как головешка, лимба всё ещё выгибалась дугой, рвалась к воде, ознобисто дрожа розовыми плавниками. Длиннющий поднял сапог и с размаху стукнул рыбину по голове каблуком.

Рыба сонно Юрий Сергеев - страница 16 чмокнула ртом, выпустив из него два тёмных комочка. Антон наклонился, ковырнул их пальцем и брезгливо потряс ладонью.

— Мыши! Вот сволочь! Ведь сытая, а на блесну позарилась. Тьфу! — он шагнул к берегу и вымыл руки Юрий Сергеев - страница 16.

— Ну и ты неплох, чего над рыбой измываешься, — недовольно искривился Семён и равномерно откинулся на спину.

Шумит, кипит река. Низкие облака зацепились за горбы сопок, налились красной спелостью заката. От воды несёт Юрий Сергеев - страница 16 сырой прелью, вялым осенним листом и знобким холодком. В тёмном ельнике пересвистываются рябчики.

Но всё это доплывает, как во сне, издалека и тихо, притупляя мысли и отрешая от всех хлопот Юрий Сергеев - страница 16.

Не охото спорить ни с Длинноватым, ни с самим собой, вот так бы дольше лежать на холодящих спину камнях, глядеть в потухающее небо, слушать воркованье реки и голоса птиц, отступиться от Юрий Сергеев - страница 16 актуальных проблем и горечи мемуаров.

Антон что-то гласил, кого-либо ругал, снова лупил по голове рыбину, но Семён сообразил, что этот человек просто желает досадить ему, и сдержался, промолчал. Длиннющий схватил Юрий Сергеев - страница 16 спиннинг и гневно взялся хлестать блесной чистую, ни в чём не виновную реку.

«Сколько зла в человеке, это ж нужно?» — подивился ему Ковалёв и отвёл глаза от разбитой, вдавленной в галечник головы лимбы.

Стемнело Юрий Сергеев - страница 16. Ещё вынули несколько рыбин и пошли с тяжёлыми куканами на дымный маяк костра.

— Антон! А не будешь ли ты на юге, в собственном просторном доме, подушки грызть ночами от тоски по этим Юрий Сергеев - страница 16 краям?

— Не буду... Это — край непуганых дураков. На Каховском море рыбалка не ужаснее.

— Ещё как будешь! Там разве найдешь такую рыбалку, такую чистую воду и нетронутую землю. Врёшь ты всё Юрий Сергеев - страница 16. На себя наговариваешь. А для чего, не усвою. Веровать нужно в людей! А ты чураешься их.

— В людей?! Веровать! А они в меня веруют? Мне проповеди читаешь, а сам наверное думаешь о Юрий Сергеев - страница 16 собственной выгоде. Каждый живойёт себе, каждый гребёт под себя, локтями работает, чтоб пробиться через массу, давит чужие ноги, царапается, лжёт, злословит. Нет, начальник! Насмотрелся я на жизнь. Не стоит переубеждать.

— Приобретешь за деньги ты Юрий Сергеев - страница 16 машину, новейшую мебель, отгрохаешь парник для цветочков. А далее что? Последующая цель?

— Отдыхать буду до пенсии. Курортниц возить в лес. Рыбу ловить, жить себе.

— Это, по-твоему, жизнь? Давай сядем Юрий Сергеев - страница 16, перекурим. Тяжёлая рыба.

— Что ты ко мне привязался? Я не должен исповедоваться. Как желаю, так и живу, — Антон посиживал сгорбившись, обняв колени большенными руками и положив на их подбородок, гласил не открывая рта, через Юрий Сергеев - страница 16 зубы.

— Без смысла человек не может существовать. Должна быть цель и у тебя, не считая барахла и машины, — продолжил Ковалёв. — Лимба — дурочка, она кидается на блесну, но ты же человек. Роскошь Юрий Сергеев - страница 16 — это та же приманка, кто схватил её, уже не сорвётся до конца собственных дней, растеряет волю и покой, так как сосед выстроит дом ещё лучше, купит машину последней модели. Зависть не даст для Юрий Сергеев - страница 16 тебя спать.

— Душу ты мне вымотал своими нравоучениями. Так и быть, открою для тебя правду. Уж, как она для тебя глянется, не моё дело. Оставила меня женщина, когда я ещё гонял Юрий Сергеев - страница 16 баскетбольный мяч. Выскочила за тренера, квартира у него, машина и всё прочее.

Когда я начал её упрекать, она и гласит: «Что ты мне дашь? У тебя, не считая спортивной сумки и Юрий Сергеев - страница 16 старенькой мамы, ничего нет!» А я ведь, её обожал. Ради неё желал побеждать, выкладывался в играх, пробился в сборную. А ей не это необходимо было. Не стала ожидать она грядущего.

Такая во мне Юрий Сергеев - страница 16 злоба пробудилась! Бросил спорт. А тренер натешился и бросил её... Решил я ей обосновать, что всё смогу. Отгрохал эти хоромы, обставил и подговорил друга привезти её туда. Подслушивал из примыкающей комнаты, как Юрий Сергеев - страница 16 она умилялась тем, как могут устраиваться люди. Выхожу...

Ужаснулась, помыслила невесть что! Когда дружок произнес, что это всё — моё, она одномоментно среагировала. Липнуть ко мне начала, на колени лезть... Такое у меня появилось отвращение Юрий Сергеев - страница 16. И это из-за неё, думаю, я свою жизнь поломал, спорт бросил?

А ты говоришь, веруй людям. Отлично, что ей тренер впору подвернулся, а то бы мне это счастье досталось Юрий Сергеев - страница 16. Осталась она у меня на ночь, на вторую. А у меня к ней никаких эмоций не осталось, еле выпроводил...

Сейчас зачерствел. Другой раз попадаются отличные дамы, даже идея приходит жениться. Но не Юрий Сергеев - страница 16 верю! На молоке обжёгся — на воду дую. Раз со мной пошла, пойдёт и с другим.

— Напрасно ты меришь всех одной меркой. Просто для тебя не подфартило.

— Ну хорошо, мне не везёт Юрий Сергеев - страница 16, а ты-то почему холостой? Таковой идеологический, неплохой, мысли правильные.

— Пошли! Совершенно мрачно, ноги переломаем в ямах. Оттаять для тебя нужно, Антон, рядом с неплохой, хорошей дамой. А на злости длительно не протянешь. Зло Юрий Сергеев - страница 16 к добру не приведёт.

— Дамы обожают с расчётом, в оборотном меня не убедишь. Они — циничней и практичней нас, мужчин. Меж собой впрямую такие вещи молвят, что мы постесняемся слушать. Я как-то в Юрий Сергеев - страница 16 их компанию магнитофон подсунул, а позже супругам прокрутил, они от стыда чуть ли не сгорели.

— Ну, и чем хвалишься? И здесь пакость сотворил.

В палатке гудит печка, языком пламени из Юрий Сергеев - страница 16 трубы лижет навалившуюся темь. Никто не желает залезать в палатку,

натаскали кучу сухостойных брёвен к берегу и запалили пионерский костер. Лицезрев рыбу, загомонили, начали возбуждённо строить планы на утро.

— Тихо! — осадил Ковалёв. — Мы Юрий Сергеев - страница 16 приехали по делу.

— Налетай, ребятки! Готова кашка, — засуетился у огня Максимыч. — Пшённая каша, заправленная салом, еда Богов!

— Еда Богов — оленья грудинка. Ведро парного мяса заваришь, позже только чаек весь денек дуешь, — не Юрий Сергеев - страница 16 согласился Длиннющий.

— А где оно, мясо? Собаку начальника заварить, так её и бичи есть не станут, не ужуешь — древняя. А собачатину я пробовал, — раздумчиво и тихо проговорил Максимыч, — слаще ничего больше не Юрий Сергеев - страница 16 ел...

Попал раненый в плен. Зима, мрут люди за колющейся проволокой, как мухи. Подговорил я 1-го парня, ночкой пролезли под колючку и дали тягу. Шли по дороге, чтоб не бросить Юрий Сергеев - страница 16 следов. Голодные, как волки, а в деревню сунуться боимся.

Когда нас хватились, устроили облаву с собаками. Со следа сбились, а одна въедливая овчарка догнала нас. Повалила обоих в снег, рвёт, треплет, только клочья одежки с Юрий Сергеев - страница 16 мясом летят. У меня шинель была подпоясана телефонным проводом.

Как додумался снять, до сего времени не усвою. Набросил ей петлю на шейку и задушил. Сидим мы на ней все в Юрий Сергеев - страница 16 крови, руки трясутся, уж так обессилели... ждём, когда нагрянут хозяева пса. Не дождались.

Кусок зеркала был у моего напарника, трут и кремень. Распалили костёр, стеклом заголили шкуру и давай пировать! Обуглим на огне Юрий Сергеев - страница 16 да без соли и хлеба так наворачиваем, аж за ушами пищит, будто бы всю жизнь только и поправлялись полусырой собачатиной.

Жирная была псина, откормленная, не то что мы. Отдохнём и снова принимаемся Юрий Сергеев - страница 16 жевать. Так всю и съели за два денька. Посодействовала нам овчарка выйти к партизанам, придала силёнок.

Брезгливость, она при сытости возникает. Как прижмёт нужда, будешь есть всё попорядку. Звали мы вот Юрий Сергеев - страница 16 такую кашу в отряде — полевой, готовили её на косовице и уборке хлебов. Обычная и сытная штука.

Выползла луна на прохладное небо. Золотая, как сковорода Низового. Притушила светом мерцающие звёзды, бросила мерклые тени ельника поперёк Юрий Сергеев - страница 16 реки. Ветер уносит искры костра, стелет над кустиками блеклый дым, играет серебром воды на лунной дорожке, поскрипывает горельником.

Бескорые сушины, седоватые и выбеленные дождиками, танцуют вокруг огня в розовых бликах, коряво растопырив Юрий Сергеев - страница 16 обломанные ветки. Звенит под их ногами сникшая в заморозке травка.

Вопит река, заблудившаяся впотьмах меж камнями, сопки гонят тягучее эхо по распадкам, перекликаются со всех боков всхлипами и плачем.

Семён остался Юрий Сергеев - страница 16 вдвоем с Арго у потухающего костра. Вялость сморила сном забравшихся в палатку людей, оттуда доносилось непонятное бормотание и храп. Собака тяжело вздыхала, дремала, чутко выставив острые уши из клубка шерсти Юрий Сергеев - страница 16.

Сидячий у огня всегда о кое-чем задумывается, нескончаемая потаенна тлеющих углей завораживает. Один за одним возникают рядом старенькые друзья, вспоминаются прошлые встречи и разлуки.

Вот глядит исподлобья Фомич, Сергей Самусенко что-то гласит Юрий Сергеев - страница 16, шевелит пышноватыми усами. А вот и Санька Шестерин прячет взор и голубит на коленях новейшую пятизарядку. Через его голову укоризненно глядят из мглы глаза Тани...

У костра побеждают мемуары. Жар высушит Юрий Сергеев - страница 16 и слёзы горя, и слёзы радости, ветерок осыплет мертвым пеплом прожитые годы.

Семён подошёл к реке, ощупью изловил ладонями прохладную воду и с удовольствием помылся. Присел на корточках, слушая бульканье, ворчливый переговор Юрий Сергеев - страница 16 бегущих струй, они тоже пытают, перекатывают мысли, как песчинки, по собственному дну.

Морозец обжигает влажное лицо, вызванивает хрусталём заберегов. Скоро завалит снегом, закуёт в лёд эти мертвенные места. Только долгие зимы Юрий Сергеев - страница 16 и холода мешали людям поселиться тут.

Но уже зажегся 1-ый костёр, скоро забелеет 1-ый сруб, за ним 1-ый посёлок. За многие века человек ещё не изменил тут ничего. Не дошли руки.

Поутру отыскали не Юрий Сергеев - страница 16 плохое место для вертолётной площадки. Весь денек ушёл на вырубку мелколесья и расчистку от подгоревших сушин большой поляны. К вечеру водрузили на выжившей от давнешнего пожара лиственнице красноватый флаг.

Ветерок развернул полотнище и Юрий Сергеев - страница 16 празднично заполоскал его над одичавшей и нетронутой тайгой. На косогоре присмотрели место для посёлка и, усталые, возвратились на бивак.

Последующим днем взялись за бруснику. Зазвенели совки-комбайны, выбирая из листьев большие Юрий Сергеев - страница 16 гроздья. Споро набрали две бочки обкатанной от сора ягоды.

Очистить бруснику просто, сыплешь узкой струйкой из ведра на косо натянутое шерстяное одеяло, ворсинки ловят и задерживают мелкие палочки, листья и Юрий Сергеев - страница 16 остальной мусор, а незапятнанная ягода скатывается вниз.

В обед съели ведро ухи, пригрелись на солнышке. Отдыхали.

— Где бы вот такую работу отыскать, — грезил Максимыч, — чтоб так вольно жить, откинуть ненадобные заботы, ловить Юрий Сергеев - страница 16 рыбу, по ягодникам ползать и топить для себя печь в одичалой избушке. Приеду доживать сюда. В таком просторе и помирать не жутко будет...

— После сезона устраивайся на метеостанцию, — порекомендовал Ковалёв, — они по Юрий Сергеев - страница 16 таким местам разбросаны. У меня есть неплохой знакомый, с самой войны живет в тайге. Большой, бородатый старик, прогуливается в брезентовой робе зимой и летом. Две собаки у него, в леднике всегда свежайшая рыба и дичь Юрий Сергеев - страница 16.

— Да ему нельзя доверять, — заржал Носов, — овчарочку схавал и не пожалел.

— Такие, как ты, хавали не только лишь овчарок. Помолчал бы!

— Надоел ты мне, божий одуванчик! Чего праведника из Юрий Сергеев - страница 16 себя крючить? А сам сказывал ребятам, как бендеровцев финочкой убирал? А!

— Жалею, что не достаточно их убрал. Нашу связную снасильничали и распяли на кладбищенском кресте, я только троих успел прихватить, другие смылись. Ты не выводи Юрий Сергеев - страница 16 меня из себя, — потянулся Максимыч к шоферу. Был он небольшой, щуплый, но такая ярость появилась в нём, что Носов мухой пропал за вездеходом. Выглянул оттуда на обозлённого Максимыча и подался в лес Юрий Сергеев - страница 16.

Ягоду набрали за три денька. Она уже отмякла от морозца, стала смачной и сочной. Вечерком разбрелись во все стороны по реке, выхватывая из воды жирующую рыбу, наперегонки торопились к новым перекатам, продирались Юрий Сергеев - страница 16 через вертикальные прижимы.

Казалось, что там, далее, вот за последующим поворотом, таится самая богатая яма. На рыбалке со спиннингом тяжело быть терпеливым. Пару раз сделал заброс, и кажется, что тут никогда не Юрий Сергеев - страница 16 клюнет, подхватываешься и бежишь далее.

Собрались ехать вспять, да ночкой подкрались тучи, и навалило полуметра снега. Не осилил вездеход пылающий на солнце перевал, сполз к покинутому становищу. Гусеницы не Юрий Сергеев - страница 16 отыскали под снегом твёрдой опоры на крутом подъёме.

Возвратились глубочайшей ночкой, снова натянули палатку на древнем месте, заснули в тепле, влажные и измождённые.

Носов вызвался топить печь. Улёгся около мигающей огнём дверцы, время Юрий Сергеев - страница 16 от времени открывал её, подкладывал дрова и вытирал слёзы от дыма. Ближайшее время его истязала бессонница, проклинал себя за то, что подался на эти заработки.

Жил он не в большом доме, которым Юрий Сергеев - страница 16 хвалился, а в малеханькой саманной пристройке во дворе брата. Он был доволен жизнью. Малышей у их с Гарпиной не было, его шоферской заработной платы полностью хватало. Равномерно и тускло текли годы.

И вдруг, надумал Юрий Сергеев - страница 16 он разбогатеть. Купил старенький «Зингер», швейную машинку для кож. По дешевке набрал в колхозах телячьих шкур, научился выделывать их и принялся шить чехлы для «Жигулей».

Бросил работу, средства потекли Юрий Сергеев - страница 16 рекой, пробудилась в нём алчность. По копейке выдавал супруге на пищу, ночами пересчитывал доходы и хохотал над собственной юностью и тем, как пробовал разбогатеть на отнятых в подворотнях часах и сумочках.

Оказывается Юрий Сергеев - страница 16, есть куда более неопасные методы зашибить деньгу. Присмотрел дом с усадьбой, грезил поразить брательника. Но, как-то пришла полиция. Носова оштрафовали за кустарное изготовка чехлов без разрешения. Перепугавшись, он уехал на Север. Переждать, от Юрий Сергеев - страница 16 греха подальше.

К утру Фанфурин замёрз около стены палатки, перелез через спящих к печке и протянул руки к теплу.

— Чего не спишь? Ложись, я потоплю до подъёма.

— Не желаю. Обрыдло всё Юрий Сергеев - страница 16, скорей бы домой. Внесло же нас сюда, сейчас придется топать до участка ножками. Выберемся?

— Естественно! Помозгуем сообща и поедем. К Максимычу больше не приставай, пришибёт ненароком.

Днем Семён развернул карту и предложил ехать Юрий Сергеев - страница 16 вкруговую. По реке Джелтуле до устья Огромного Орондокита, позже ввысь по равнине, свернуть в устье Малого и выкарабкаться к посёлку.

Прикинули припасы солярки и рискнули. Жаль было оставлять технику на зиму в тайге Юрий Сергеев - страница 16. По косам, безводным старицам, болотам и террасам запетляла узенькая колея. Останавливались у богатых рыбой ям, вытаскивали на снег губастых лимб, кидали много в кузов.

К вечеру с трудом объехали скалистый Юрий Сергеев - страница 16 прижим и, спускаясь к реке, даже через вой дизеля услышали некий мощнейший рокот. Когда выскочили на косу к большущему и глубочайшему плёсу, застыли, поражённые открывшейся картиной.

Выше плёса река была зажата горами. Вода ревела Юрий Сергеев - страница 16 в щели и падала с уступа могучей струёй, бурлила, закручивала воронки и белоснежные шапки пены.

— Не дай боже в такую ловушку залететь на лодочке, — проговорил Длиннющий, — тут наверное рыбы Юрий Сергеев - страница 16 скопилось уйма! Давайте табориться.

Стремительно установили палатку на берегу и настроили спиннинги. Заместо блёсен прицепили искусственных мышей, обыденные винные пробки, обшитые шкуркой бурундуков с тройниками. Неподалеку от берега разложили костёр. Стемнело.

Приманки улетали далековато за Юрий Сергеев - страница 16 чёрный плёс, скользили по воде, распуская усы, как плывущая мышь. Закипел плёс от массивных ударов хвостов, лимбы старались оглушить неосмотрительных «мышей», а позже уж смело хватали их под водой.

Разгорячённые Юрий Сергеев - страница 16 азартом рыбаки чуть успевали снимать с крючков извивающихся рыбин. Вышла луна. Но клёв не потухал, а стал ещё неистовей, одну приманку мучили сходу несколько лимб.

Ковалёв перебежал поближе к водопаду, забросил под гремящую Юрий Сергеев - страница 16 струю. Начал подматывать и вдруг, от рывка, чуть ли не упал в воду.

Почуяв в пасти тройник, выкрутился здоровый таймень и колесом покатился за камешки. Семён переключил катушку на трещотку, не способен задержать Юрий Сергеев - страница 16 сматывающуюся леску.

Рыбаки побросали спиннинги, бегали вокруг Ковалёва, перекрикивая шум воды. Борьба шла длительно и изнуряюще. Таймень, как торпеда, носился по всему плёсу, выпрыгивал, рвался и только часа через три начал уставать Юрий Сергеев - страница 16.

Семён подвёл его на мелкое место, осветил фонариком, а Длиннющий одномоментно рубанул топором через воду по широкому лбу рыбины. Таймень дернулся и затих. Антон выхватил его под жабры и потащил к Юрий Сергеев - страница 16 костру.

— Кг 30, — возбуждённо дрожал его глас, — вот это рыбка!

Когда, разделывая, отрезали голову, она еле влезла в эмалированное ведро. Максимыч взялся раздельно солить добычу, предвкушая ни с чем же не сопоставимый балык Юрий Сергеев - страница 16 из речного зверька.

На 2-ой денек пути Длиннющий подстрелил оленя. Когда вездеход подъехал к нему, Семён увидел цветастую

тряпку на рогах и подрезанное ухо. Это гласило о том, что бык Юрий Сергеев - страница 16 отбился от табора эвенков. Выругал Антона за любовь к грудинке. Баскетболист психанул и ушёл вперёд. С ним увязалась Арго. Старуха была неравнодушна к ружью, зная, что если оно на плече человека, означает, будет охота Юрий Сергеев - страница 16.

Тушу свежевали с противным чувством вины, будто бы это они сами подстрелили домашнего оленя. Такие ошибки в тайге не прощаются. Застань их на данный момент оленевод, ославил бы на весь Алдан.

Пообедали жареной Юрий Сергеев - страница 16 печёнкой, погрузили мясо и вдруг услышали далековато понизу по течению два выстрела.

Последний был некий глухой и непонятный.

Семён обеспокоено застыл, смотря в ту сторону.

— Снова Антон кого-либо Юрий Сергеев - страница 16 подстрелил! С эвенками я улажу, они нередко приезжают за продуктами, но, неуж-то он ещё 1-го оленя завалил?

— Не должен, — твёрдо заверил Максимыч, — что он, совершенно растерял совесть? На данный момент увидим Юрий Сергеев - страница 16.

След охотника скоро потерялся в глухом ельнике. Объехали вокруг и не отыскали выхода. Заглушили вездеход.

Покричали — тишь. Семён с тревожным предчувствием выскочил из кабины и позвал всех за собой. Цепью пошли через ельник, заглядывая под Юрий Сергеев - страница 16 коряги.

За кучей накрученного вешним половодьем плавника, скорчившись и поджав под себя ноги, лежал Антон.

Рядом ползала собака с перебитым хребтом, волокла за собой отнявшийся зад. Жалобно скулила, беспомощно смотрела на Юрий Сергеев - страница 16 собравшихся вокруг людей. Семён наклонился:

— Антон?! Что с тобой? Антон!

Лежащий застонал, очнулся, повёл вокруг влажными очами, выдернул из-под себя правую руку и потянул ввысь.

— Конец мне пришел, Семён!

— Что Юрий Сергеев - страница 16 с тобой?! — снова спросил Ковалёв и вдруг увидел, как с протянутой ладошки струятся в снег капли крови.

— Дай посмотрю, что у тебя там? Аптечку из вездехода. Бегом!

Длиннющий снова застонал и Юрий Сергеев - страница 16 всхлипнул:

— Поздно аптечку! Поздно-о-о! Умираю! Почему конкретно я умру, а вы останетесь?! Почему-у-у? Почему конкретно я?

Семён перевернул его на спину, оторвал от животика залитые кровью руки Антона Юрий Сергеев - страница 16 и увидел ужасную рану в боку. Выискал очами ружьё. Оно валялось в стороне со сломанным прикладом около убитого рябчика. И он всё сообразил...

— Напрасно ты её лупил прикладом. Собака привыкла ловить подранков. Ты же охотник Юрий Сергеев - страница 16, неуж-то не знал этого. Лежащий искривился в злой усмешке:

— Видно, судьба, начальник. Помнишь, ты мне гласил на рыбалке, что от зла добра не будет? Как в воду глядел Юрий Сергеев - страница 16, оказался, как обычно, прав. Прости за собаку. Пристрели её, чтоб не мучилась. Я приклад об её спину сломал, и ружье выстрелило. Возьми патрон в кармашке, пристрели! Скулит, не могу слышать! Пристрели, прошу тебя.

— Тебя нужно Юрий Сергеев - страница 16 пристрелить, истеричка... Фанфурин принёс аптечку, забинтовали раненого и осторожно понесли к вездеходу.

— Грудь поднимите, грудь! Наверняка, кровь в легких, не могу дышать, — захрипел он и поник.

Пока готовили из лапника кровать в Юрий Сергеев - страница 16 кузове, Семён возвратился в ельник. Поднял ружье, зарядил, держа его как дуэльный пистолет в одной руке, и повстречался очами с Арго! Она уже не скулила, только нередко скребла фронтальными лапами Юрий Сергеев - страница 16 умятый снег и хрипела.

Перья рябчика налипли к стесанным клыкам. И вдруг нахлынули на него мемуары об охотах и скитаниях с ней, послышался её азартный лай и веселый визг при встречах...

— Прости Юрий Сергеев - страница 16 меня, Арго. За то, что не уберёг, прости. Ты выручила меня от медведя, а я не сумел спасти от человека.

Прицелился в голову и увидел, как она отвела глаза и придавила уши Юрий Сергеев - страница 16. Она сообразила, что на данный момент произойдет, и не желала глядеть. Умудренная охотничьим опытом, она знала, чем кончается, когда наводят стволы. Заработал движок вездехода.

Семён схватил Арго на руки и понёс Юрий Сергеев - страница 16 на косу. Собака тихонько лизнула запястье. Уложив её рядом с раненым, Ковалёв заскочил в кабину и заторопил Фанфурина:

— Давай, Петро, гони! Может быть, выручилём его. На участке Славка Курахов, он хирург, он вынет Юрий Сергеев - страница 16. Гони!

— Нет, Иванович, не спасем. Несколько часов промучается, и всё. В войну на такие раны насмотрелся. Это конец. Ах, дурень! Из-за рябчика кинулся на собаку! Ах, дурень...

Вездеход мчался по снегу на Юрий Сергеев - страница 16 предельной скорости, и, когда его подбрасывало на камнях, лупило днищем о камешки, из кузова доносился стршный вопль боли. Пётр сбавлял скорость, старался ехать осторожно, позже снова забывался и выжимал из техники Юрий Сергеев - страница 16 всё, на что она была способна, надеясь довезти раненого живым.

К ночи выехали к устью Огромного Орондокита. Заметалось в свете фар оленье стадо.

— Петро! — обрадовался Семён. — Табор! Эвенки. Правь к палаткам!

— Слышу Юрий Сергеев - страница 16, не ори. Вижу. Дай Бог, чтоб у их была рация. Может быть, повезет Длинноватому. До участка ещё км 30 осталось, не выдержит он.

— Ночкой вертолёт сюда не пришлют, а на участке Славка Курахов!

— Нет Юрий Сергеев - страница 16! Далее везти никчемно. Поверь мне, умрёт в дороге.

— Хорошо, на данный момент узнаю.

Эвенки обступили вездеход, посодействовали вынести Антона и уложили его на шкуры в большой палатке. Рация у пастухов оказалась в исправности Юрий Сергеев - страница 16, но связь должна была быть только с утра. Семён длительно крутил барашек опции, пытаясь отыскать всякую радиостанцию, но никто не откликался. Небольшой старенькый оленевод тронул его за плечо.

— Нацяльник Юрий Сергеев - страница 16! Помнис, мы за цаем приезжали?

— Помню. Я же вам тогда отдал и чай, и сахар.

— Однахо, резать нато парня. Пропадёт.

— Как резать?! — не сообразил Ковалёв,

— Голо резать, однахо, к утру сдохнет. Доцка Юрий Сергеев - страница 16 у меня ветеринарный врач, Люськой звать. Шибко доцка умный, пусть разрезает, кишки мыть нато, сшивать нато. Пусть разрезает, нацяльник? Цто олень, цто целовек, собсем идиентично.

Ковалёв вскочил.

— Зови дочку! Где она?

— Нож мало-мало Юрий Сергеев - страница 16 точит. Парня необходимо привязать к нарте. Спирту дать, у ней е-е-сть спирт, однахо мне не таёт, ему таёт. И будем резать.

Семён позвал старателей, сказал о ветеринаре. Все отмолчались, один Максимыч Юрий Сергеев - страница 16 поддержал:

— Что ж! Дело обычное. В отряде приходилось обыкновенной ножовкой пилить ноги и руки. Рискнем, Семён! Где нарта, старенькый? Тащи сюда нарту!

Антона раздели, уложили на шкуры поверх нарт, и пастух сам Юрий Сергеев - страница 16 привязал его надежно к стойкам полозьев ремённым маутом. На стальной печке кипятились инструменты, женщина в тёмном халатике хладнокровно готовила капроновые нити для операции.

Распускала шнур от рыболовной сети на тонкие пряди Юрий Сергеев - страница 16 и кидала их в стакан со спиртом. Антону с трудом влили в рот полкружки разведённого спирта, он закашлял, но так и не пришёл в сознание.

Операцию делали втроем. Отец ветеринарного врача, она сама Юрий Сергеев - страница 16 и Ковалёв. Семён только держал изгибающегося от боли Антона, стараясь не глядеть в сторону Люси, что-то гласил раненому, пытаясь успокоить.

Длиннющий бредил, рвался, скрипели и трещали нарты. Старик оседлал его Юрий Сергеев - страница 16 ноги и расслабленно подсвечивал фонариком в растерзанный животик.

Что-то рекомендовал дочери. За всё это время она не проронила ни слова, только угольками тлели глаза над марлевой повязкой.

Когда наложила последние Юрий Сергеев - страница 16 швы и тугой бинт вокруг пояса лежащего её всю затрясло. Отец обнял за плечи, успокаивая.

— Ну что? — подошел к ним Ковалёв. — Есть надежда?

Она посмотрела на него снизу ввысь, сняла повязку, и Семён Юрий Сергеев - страница 16 увидел совершенно молодую и прекрасную девченку. Если б отец не произнес о её специальности, наверное помыслил бы, что школьница. Люся улыбнулась и вытерла слёзы.

— Будет жить. Печень не задело, кишки помыла Юрий Сергеев - страница 16 веществом, все сделала, как следует. В городке откроют и досмотрят, если что не так, переработают, поменяют нити. Юноша он сильный, выдержит. Другой на его месте уже бы пропал. С утра вертолет увезёт.

— Люся Юрий Сергеев - страница 16, — смешался Ковалёв, — у меня к вам ещё одна просьба. У моей собаки, кажется, позвоночник переломан. Сделайте ей укол, чтоб не мучилась.

— Вы что, застрелить не сможете?

— Не могу, рука не подымается, я 10 лет Юрий Сергеев - страница 16 с ней охотился. Она меня от медведя выручила.

— Идёмте, — она юркнула из палатки к вездеходу. Семён посветил фонариком в кузов и снова натолкнулся на глаза собаки. Арго зарычала, лицезрев незнакомку, поднялась шерсть Юрий Сергеев - страница 16 на зашейке.

— Отменная лайка, сходу видно. У эвенков брали щенка?

— Да, у эвенков.

— В Иенгре?

— Да. А вы откуда понимаете?

— Только там, у Тольки Маркова, такие собаки. Вынесите её Юрий Сергеев - страница 16 сюда, посмотрю.

Ковалёв придавил голову Арго, а женщина стремительно ощупала ей спину. Вынула узенький ножик из чехла и кольнула в

заднюю ляжку собаки. Нога дернулась. Люся облегченно вздохнула.

— Оставьте ее у нас, подкармливать есть Юрий Сергеев - страница 16 чем, скоро забой оленей. Может быть, выживет. У неё сильный ушиб позвоночника и временный паралич задних конечностей. Это пройдёт. Отлично, если оздоровеет! Получить от неё щенков — фортуна для хоть какого Юрий Сергеев - страница 16 охотника, у нас собаки выродились. Пустобрехи.

— Щенков у неё бывает по 10-ку, но все гибнут.

— Почему?

— Отморозила соски, подкармливать нечем.

— Это мелочи, подпустим щенков к другой сучке.

— Пусть остаётся, позже заберу. Чур Юрий Сергеев - страница 16, 1-го щенка мне.

— Не волнуйтесь, я её в обиду не дам. Наши собаки её не тронут, чуют, что она больна.

— Спасибо, даже не знаю, как вас благодарить.

— Не нужно благодарностей, это — моя работа. А Юрий Сергеев - страница 16 вы смелый человек, пошли на такую сложную операцию, доверили её ветеринарному врачу. Вы хоть представляете, что будет с нами, если он умрёт? Могут даже в кутузку высадить. А его родственники? Что Юрий Сергеев - страница 16 они произнесут, если выяснят?

— Да... Я как-то не помыслил об этом. Представляю, ни один юрист не возьмётся защищать. Произнесут: «Не суйтесь туда, куда вас не просят» — и сошлют.

— Куда нас далее ссылать Юрий Сергеев - страница 16, — сообразила юмор женщина и засмеялась, — будь что будет. Мы сделали всё вероятное для его спасения. Без операции он бы погиб к утру. Два кровеносных сосуда перевязала.

— Не скучновато вам тут, в тайге Юрий Сергеев - страница 16?

— Мне скучновато в городке. Выросла с оленями. Закончила ветеринарный техникум. Отец старенькый, нужно обшивать его, подкармливать. Не соскучишься.

— Пойдёмте поглядим, как там наш нездоровой, может быть, уже нужно сухари сушить Юрий Сергеев - страница 16.

— Для чего сухари? — опешила Люся.

— Так молвят, если человек готовится в кутузку.

— Испугала я вас?

— Ничего, я не боюсь, для него — это единственный шанс выжить.

В палатке горячо и мрачно. Люся зажгла свечку и Юрий Сергеев - страница 16 склонилась над лежащим. Потрогала малеханькой ручкой потный лоб, проверила пульс. Зашел её отец и жалобно пробормотал:

— Зацем таковой большой люча вырос! Как брюхо прокормишь? На олене не поедешь, ноги до Юрий Сергеев - страница 16 земли. Сопсем родили порченым. Длиннющий, как терево...

— Ну, что? Жар у него? — поинтересовался Семён.

— Жар. Но пульс обычный. Много крови растерял. В палатку снова заглянул старик.

— Ницё-ё… Девка моя отлично зашила парня. Лучше Юрий Сергеев - страница 16 доктора. Шибко грамотная, а супруга нету, однахо... Кто из вас в него стрелял?

— Сам себя... Собака подраненного рябчика ловила, он её стукнул прикладом. Бескурковка древняя, германский «зауэр», щепки нажали спуски в Юрий Сергеев - страница 16 замке.

— Це! Це! — как глухарь на току, зацокал старик.— Дурной сопсем! Рябчиков много тайга прогуливается, целовек отин раз зивет. Зацем лупил собаку? Це! Це! Однахо сопсем нехороший юноша, напрасно Люська зашила.

Шибко нехороший Юрий Сергеев - страница 16! Означает, он убил моего оленя? Шкуру машине видал. Он убил! Це... Це... Злой дух Харги ему не простил. Ай-яй! Зацем стрелял домашний олень? Брюхо мясом набить? Харги для тебя брюха дырка Юрий Сергеев - страница 16 делал! — он разочарованно махнул рукою и скрылся в мгле.

От его клика Антон открыл глаза. Огляделся. Дёрнул привязанными к нарте руками и искривился от боли.

— Ковалёв?! Ты тут?

— Да.

— Что вы со Юрий Сергеев - страница 16 мной сделали? Где другие ребята? Где мы?

— Операцию сделали. Почистили незначительно. Лежи. Отвязывать не буду, в бреду ещё сорвешь повязки. Ребята отдыхают.

— Ковалёв, сообщи мамы, пусть прилетит в Алдан, заберет меня. Здесь Юрий Сергеев - страница 16 не хороните! Не желаю в мерзлоте! Не хо-чу-у!

— Хватит наказы давать! — подошел поближе Семён. — Ещё поживёшь в своём доме. Покатаешь тех, гм... Этих самых.

— Испить есть чего-нибудть Юрий Сергеев - страница 16? Дайте, больно, не могу вытерпеть. Дайте!

— У тебя жар, нельзя спирт давать, — снова потрогала его лоб Люся.

— А ты откуда, кросотка? Откуда? Куда мы попали, Семён?

— Я ветеринарный врач, я делала для тебя операцию.

— Ветеринарный Юрий Сергеев - страница 16 врач... Операцию? Женщина! Если выживу, женюсь на для тебя, ясно! Поедем к морю, у меня там большой дом, виноградник.

— Не нужно мне одолжений, — обидно улыбнулась женщина, — я не поеду отсюда. Там у Юрий Сергеев - страница 16 вас нет оленей, нет тайги, а море — солёное.

— Я тебя с оленями увезу, лишь бы выжить!

— Помолчи. Для тебя нельзя много гласить, — Приостановил его Семён, — но я запомнил твоё Юрий Сергеев - страница 16 обещание. Если не женишься на ней, грош для тебя стоимость в базарный денек, тебя никто не тянул за язык. Я приеду на женитьбу, прокатимся на оленях по пляжу.

Антон закрыл глаза и опять заметался в Юрий Сергеев - страница 16 бреду, звал мама, ругал кого-либо, до хруста скрипел зубами.

— Для чего вы меня сватаете, — обиделась Люся, — я сама выберу жениха. Мне он не нужен.

— Я Антона отлично знаю. Его Юрий Сергеев - страница 16 было надо оскорбить, он сейчас на одной злобы выживет. Дело ваше, жениться либо не жениться. Идите спать, я подежурю около него.

— Какой на данный момент сон, что вы? Лишь бы завтра была лётная Юрий Сергеев - страница 16 погода!

— Не волнуйтесь. Наш председатель в всякую погоду добьётся санрейса, уговорит лётчиков.

— Идёмте ко мне чай пить.

В собственной палатке Люся растопила печку, включила радиоприёмник и отыскала неплохую музыку. Порезала варёного Юрий Сергеев - страница 16 мяса, вынула самодельные лепешки и поставила на печку чайник. Поймав его взор на для себя, засмущалась.

— До сего времени вся дрожу. Вы не представляете, как было жутко резать человека, — она знобко передёрнула плечами. — Мы Юрий Сергеев - страница 16 с вами, оказывается, храбрые люди. Без реальных инструментов, без наркоза и практически без медикаментов рискнули. Я никогда не задумывалась, что способна на такое.

— Это вы смелая, — улыбнулся Ковалёв, — а Юрий Сергеев - страница 16 я ведь, только держал его.

— Но ведь, вы могли побояться и отрешиться от операции. Для чего брать на себя ответственность.

— Кто мог мыслить, что в обыкновенной палатке живойёт такая привлекательная и не по Юрий Сергеев - страница 16 годам мудрейшая женщина. Будь я помоложе, бросил бы всё и остался тут пастухом.

— Старенькый глухарь песню не попортит, — кокетливо погрозила пальчиком Люся и улыбнулась, хитро сощурив глаза.

Семён удивлялся ей. Молодая Юрий Сергеев - страница 16 девчонка, а сколько в ней зрелой женственности. По-русски гласит чисто, без акцента. Пока он входил в свою палатку, успела переодеться.

Даже сюда, в таежное становище, прокрались фирменные джинсы и рубаха «сафари». Она не Юрий Сергеев - страница 16 достаточно походила на эвенкийку, обширно открыты огромные, тёмные глаза, мягенькие волосы.

— Желаете покажу реальный танец шамана, меня обучила ему мать. У нас в роду были шаманы. —

Люся достала из угла палатки старенькый, пустой Юрий Сергеев - страница 16 портфель, сохранившийся, наверняка, со школьных лет, взяла чистую ложку из мельхиора.

— Не смотрите пока на меня. Нужно сосредоточиться. И загадайте желание, — произнес она и застыла...

Семён отвел взор в угол Юрий Сергеев - страница 16 палатки, ожидал, скептически улыбаясь. Послышалось тихое пение, даже не пение, а высочайший вибрирующий стон, он посмотрел на даму и онемел. Она была уже не тут...

Разлохмаченные волосы, сумасшедшие глаза и отрешённое лицо. Она одномоментно Юрий Сергеев - страница 16 постарела на 10-ки лет, на гладком лице появились морщины.

Плавненько двигаясь по кругу, резко лупила ложкой в портфель, он откликался утробным, глухим карканьем. В её голосе послышался испуганный храп оленей, рёв гневного Юрий Сергеев - страница 16 медведя и вой зимнего бурана. У Семёна мурашки побежали по спине.

Не отрываясь, смотрел он на всё ускоряющийся танец, прижался к земле и не мог отвести взора от мелькающей перед ним Юрий Сергеев - страница 16 юный эвенкийки. Звуки, наполнившие палатку, были первобытны и рождали в идей фантастические картины.

Она свалилась на шкуры, утомилось прикрыла ладонями лицо и глухо проговорила:

— Я всё выяснила про вас. Загаданное желание Юрий Сергеев - страница 16 не реализуется. У вас есть женщина, но вы не сможете быть вкупе, я лицезрела вас на различных берегах большой и бурной реки, вам не переплыть её. Ещё я лицезрела огромное озеро под горячим Юрий Сергеев - страница 16 солнцем, на берегу горел оставленный костёр. Я лицезрела её, она очень прекрасная. Я бы желала стать таковой.

Вы понимаете, во мне течёт российская кровь. Издавна, в тридцатые годы, вот на это Юрий Сергеев - страница 16 место привезла моя бабушка обмороженного российского парня. Он был, как и вы, старатель. Все его друзья погибли кое-где, их так и не отыскали, весенняя метель замела следы. Бабушка с трудом Юрий Сергеев - страница 16 выходила его, отогрела своим теплом и вывезла в город. Он не возжелал остаться в тайге.

Позже родилась моя мама. Она была высочайшей, светлолицей и очень прекрасной. Со всех стойбищ к ней вели аргиш юные мужчины Юрий Сергеев - страница 16, привозили подарки, сватали её. Мама была неплохой охотницей, никто больше её не добывал соболя и белок, она очень обожала песни.

Её задавил вешний амикан, он поднялся из берлоги очень голодный Юрий Сергеев - страница 16, а мама спала у потухшего костра без собаки. Это случилось три года вспять. Мы с папой уничтожили этого медведя, так как, раз он попробовал людского мяса, добра от него уже не ожидай.

Мы Юрий Сергеев - страница 16 издержали всё лето, чтоб его выследить. Он был очень хитрецкий, сообразил, что за ним охотятся, и откочевал за три перевала, это с медведями бывает очень изредка.

Каждую зиму бабушка ставила на Юрий Сергеев - страница 16 этом месте палатку, чтоб её мог найти тот российский, и завещала делать это мамы. Она веровала, что он вернётся на место смерти друзей и они снова повстречаются.

— Я, кажется, знаю этого Юрий Сергеев - страница 16 парня, Люся! Он на данный момент работает у меня на участке. Его зовут Кондрат.

— Да! Кондрат! Откуда вы понимаете, что его так звали?

— Знаю, мы были на месте смерти его друзей, он говорил, что его Юрий Сергеев - страница 16 подобрали эвенки. Нет! Это неописуемо... Повстречать внучку Кондрата, которая тоже выручилёт российского парня, на том же месте, практически через полста лет!

— Вы мне его покажете? Он, наверняка, старенькый и дряблый?

— Я бы Юрий Сергеев - страница 16 не произнес, что дряблый, крепкий ещё дед. Непременно вас сведу.

— Вы совершенно не похожи на того, которого я оперировала, я это сходу ощутила.


yuvenalnaya-yusticiya-zakon-kollektivnogo-antihrista.html
yuvenalnij-revmatoidnij-artrit-oganyan-m-v-oganyan-b-c-ekologicheskaya-medicina-put-budushej-civilizacii-2-e-izd.html
yuvenilnie-matochnie-krovotecheniya.html