Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17

17
Глухой старик, костлявый и бородатый, повстречал приблудного гостя. Седоватые волосы перевязаны вокруг лба ремешком, лицо искорявлено морщинами, пронизывают насквозь блеклые глаза над кустистыми бровями. В руке топор.

Он молчком пялился с порога, почёсывая Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 пятернёй грудь под холстинной рубашкой, выпущенной до колен.

На ногах поблёскивают торбаза из сохачьего камуса. Владелец переложил топор в левую руку и страдательно перекрестился 2-мя перстами. «Раскольник, — сообразил Егор, — отбился подальше в тайгу, скит Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 построил», — выжал неуверенно:

— Спаси, дедушка, от голодной погибели... пропадаю.

— В мыльню ходитя людия, — прогудел старец низким голосом, — очиститя брень ото гнусны. Горячо топлена мыльня... Мирскую нечисть Бог простит... — он вынес чистую рубашку Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17, зольный щёлок в котелке и спровадил в баню.

Егор открыл низкую дверь из плах, залез вовнутрь. Обваривало лицо сухим жаром и сходу потянуло с мороза в сон. Из мерклого Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 оконца падал через животный пузырь свет на широкую лавку предбанника. Осмотрелся... Всё рублено прочно, навечно и издавна.

Стенки скатаны из толстенных лиственниц, ну и скит не походил на охотничье зимовье. Реальный дом под дранкой Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17, о четырёх окнах со стеклом. В бане — умопомрачительная чистота, пол выскоблен добела, на оленьих рогах рушнички.

Пахнет некий целебной травкой и отпаром берёзового веника. Егор снял с себя провонявшую дымом Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 и позже одежку, запалил огарок сальной свечки, шагнул в глухую парную. Мигом перехватило дух и сыпанули по телу ознобистые пупырышки.

Печь из одичавшего камня с вмурованным двухведёрным котлом излучала адский жар. Плеснул Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 ковшик на каменку, сладостно ухнул, задохнувшись паром. Умывался, сдирая с себя катыши грязищи, постанывал от наслаждения, отмывал щёлоком перепутанные волосы.

В итоге обдался прохладной водой, выполз в предбанник, теряя сознание от лёгкости в Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 сморенном теле. Осмотрел себя и опешил старческой худобе, мослы выперли через отмякшую кожу, истончились ноги и руки.

Надел чистую рубашку, на босу ногу расползшиеся олочи и засунул на всякий случай тулун Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 с золотом в снег у входа. Одежку развесил высыхать по стенам. Морозный воздух щипанул лицо. Егор опрометью кинулся в избу.

В тёмных сенях нашел двери и дёрнул за ручку. Снутри оказалась одна Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 большая комната. Половину её занимала большая российская печь из одичавшего плитняка, повдоль стен раскинулись просторные лавки для спанья. Угол занят божницей из непривычных икон в медных окладах и литых осьмилапых крестов.

Под Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 ними посиживали старик и малая бабка в старого покроя сарафане и кокошнике. На столе возвышалась толстая открытая книжка в кожаном переплёте с серебряными замочками.

— Пишшую же, отрок, отведай быти, — загудел старик, подзывая к Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 столу Егора, — отрок, явишиеся срамом залияшты, маетностями убиенный...

В глиняной миске исходила ароматным паром вареная в мундире картоха. На блюдечке из китайского фарфора белела большая соль. Самопеченые хлебы были нарезаны тонкими ломтями Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17.

Егор не стал ожидать повторного приглашения, скупо накинулся на пищу, дивясь тому, что староверы не брезгуют мирским человеком, сажают за стол и посуду свою дают. Это как-то не вязалось с Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 их верой, порядками и обычаями. Старик не унимался:

— Малака-а-айник... греха-а-ами обремя блудному-у делу российская людия. Писания свято не привечая, тяготу бремя неся-а. Ветха-а и безбо-о Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17-ожна Ру-усь в зловре-е-едии и маловер-и-и. Помышле-е-ения суетны и неразумны борзо скача-а в глумлении пустошного жития-а. Дебоширство и таба-а-ак зловонный потребляя Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17, па-а-агуба тля и житию-ю поруха-а. — Глаза Егора слипались, слова старца доходили откуда-то издалека.

Гость ощутил через сон, как его взвалили на жаркую печь, да ещё кое-чем укрыли Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 сверху. Пробудился поздно, и зашлось радостью сердечко, что остался живой. Хозяева скита тихо судачили о нём, дедок сыпал практически непонятными духовными стихами, бабка откликалась обыкновенными словами.

Егор послушал их, улыбнулся Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 и снова заснул. Питался и отдыхал у раскольников 5 дней. Дед упрямо призывал его в свою веру, дивился, что свергли царя.

Эта известие ещё не дошла сюда. Как сообразил Егор из разговора, соль Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 и охотничий запас доставляет знакомый старцу эвенк, особо не интересующийся переменами в мире.

Как-то окрепший Егор вышел из дому. Приметил он невдали от скита скрытый вход в пещерку, — Верка привела к Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 потайной двери, видимо, чуя что-то съедобное за ней. Егор залез вовнутрь и увидел в нише толстую сальную свечу. Разбирало любопытство, что прячут раскольники в этой пещерке.

Запалил свечу и медлительно пошёл Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 по зигзагообразному ходу. Скоро упёрся ещё в одну дверцу поболе прежней, отворил её и вступил как будто в жилую избу.

Было там на удивление сухо и тепло. Стенки пещеры ровно забраны толстой Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 лиственничной дранкой, повдоль какой-то из них тянулись широкие полки с уложенными на их бессчетными книжками и какими-то стопками дощечек.

Егор подошёл поближе. Здесь же рядом лежали берестяные грамотки в таком огромном количестве, что Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 казались они поленницами дров. Егор взял одну дощечку, с огромным трудом стал разбирать слова старого письма:

«Богу Световиду славу рцем, он ведь Бог Приви и Яви, а позже поем песни, потому Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 что он есть, свет через коий мы лицезреем мир и существует Явь... Отречемся от злых деяний наших и течем к добру, ибо это величавая потаенна Сварог — Перун есть и Световид. Слава Перуну огнекуду Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17, который стреляет на противников и верико ведет по стезе, он есть честь и трибунал воякам, потому что златорун, милостив и праведен есть...»

Егор так увлёкся чтением, что явившийся за Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 спиной старик испугал до погибели. Раскольник грубо вырвал у него из рук дощечку, положил на место и подтолкнул Егора к выходу.

Забрал из первого отдела пещерки подвешенный олений окорок, который заманил сюда собаку. Парню стало Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 постыдно за самовольство: смиренно он пошёл впереди к недалёкой избе, но старик потянул за рукав его к бане.

Длительно они посиживали молчком в полумраке, позже старец вдруг заговорил обыкновенными, доходчивыми словами:

— Ты Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 изведал могутный секрет многобожия, глаголиц старых начертания. Великохитростны бесы, они коль проведают о сем кладе — повелят спалить словеса протцов отдалёких наших. Это книжье — извечное верование россов.

Это была дивной красоты Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 религия, кою испоганили и уничтожили. Это была солнечная и жива сила Бога во всём: в древе и солнце, воде и ветре, мы жили в природе и ведали себя в ней частью Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 её, мы не считали себя сотворёнными Богом, а его прямыми потомками — Даждьбога внуцами...

Светлая религия некогда могутного народа, стояща на честности и радости, была безжалостно убита. Только волхвы хранили её из веку в век Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17, дед деда моего и его прадед, да бабы-йоги собирали частицами эту книжницу из скитов различных, чтобы сохранить правду духа нашева.

Я — последний хранитель потаенной книжницы, путь она веками ещё ждёт Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 часа разумного пришествия людей, нежель на усладу противников наших попадёт в костёр. Нельзя для тебя глаголать на миру о письменах этих... нельзя было для тебя ходить туда, чтобы сумел ты жить покойно Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 и ужаса не ведать. Ибо наиде погибель.

На седьмой денек Егор собрался уходить. Облачился в свою стираную и подлатанную одежонку, засунул за пояс наган и достал ухороненное золото. Дед увязался его провожать. Утром Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 выдалась ясная погода, солнце игралось на искрящейся пернове.

Далекие гольцы горели броским светом. Тайга притихла в обмёте куржака. Шли медлительно по глубочайшему снегу глухим распадком, подымалиь мимо нависших скал в верховьях Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 ручья. В обед попили чаёк и внезапно натянуло тучи, разом завьюжило и посыпал снег.

Обходя скальный навес, Егор услышал сзади глас: «Иди-и, отпрыск мой, до той нескончаемой красоты в ирий, и там предстанешь Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 в радости и веселье тебя зрящих дедов и бабок твоих, ибо тайну внутри себя несёшь непосильну живому...»

Хлестанул железный щелчок, и Егор обернулся. Старец мостил к плечу невесть откуда взявшуюся Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 бердану, негаданно осёкшуюся с первого раза. Задумывался ли в эти мгновения Егор о Боге, заповедях его и кущах небесных, навряд ли кто мог сказать.

Он только с замиранием сердца лицезрел размеренный прищур глаза Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 над гранёным стволом. Кошмар сковал ноги, пробилась идея о нагане, но сообразил, что достать его уже не успеет.

Грохнул выстрел, и пуля стукнула в грудь... Егор качнулся в облаке порохового дыма Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 и подивился, не чуя боли. Только шепнул: «Вот и всё... обхитрил, вражина... заряженная бердана была ухоронена сбочь тропы».

Ноги почему-либо держали прочно, руки лапнули место удара и не нашли дыры в камлейке Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17. Дым рассеялся, и открылся старец, завалившийся на спину, с дико вытаращенным глазом и разинутым ртом. Из второго глаза торчал ружейный затвор.

На щеку из-под него струйкой лилась тёмная кровь. Егора кинуло Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 в нервный колотун. Механично пошевелил мозгами в ужасе: «Ить чудом не пристрелил меня, в спешке не довернул до упора затвор... выбило его, и от этого обессилела пуля». Боязливо подошёл к старцу Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17. Снег пушил на его лицо и ещё таял.

— Что все-таки ты, дед? Призывал к вере в Бога, а сам разбой чинишь? Ведь, уничтожить мог ни за что. Но... — Встали перед очами полки с Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 книжками и дощечками старого письма, и сообразил, для чего его стрелял последний их хранитель. Не веровал в сохранность потаенны, не желал её выдать миру и пошёл на грех смертоубийства.

Егор Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 стащил огрузневшее тело старика с тропы в неширокую и глубокую расщелину, завалил камнями, прикидал снегом. Медлительно пошёл ввысь по склону. Руки ещё тряслись, возбуждённо метались в голове беспокойные мысли.

Потаенна, обретённая в Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 тесноватой пещерке, тревожной болью поселилась в нём. Понизу приглушённо ревела тайга, снег унялся, только прохладный ветер гнал позёмку, заметая следы.

Егор на подъёме шибко притомился. Но оставаться в нагих горах было Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 нельзя, шёл, утопая по колено в снегу, взбирался всё выше и выше и, в конце концов, достигнул продуваемой насквозь седловины перевала.

Верка отворачивала рожу от секущего ветра, плелась сзади, натыкаясь на ноги Егора Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17. Он обернулся на дымчатый распадок, где остывал под камнями неизвестный старик, и стал спускаться в чуть примечательную равнину.

Брёл без остановки, надеясь выкарабкаться к началу леса, чтоб развести костёр и согреть прозябшее насквозь Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 тело.

Но, к вечеру так изнемог, что солёный пот заливал глаза. Садился для роздыха прямо в снег. Кое-как добрался до ручья, покрытого плотной наледью, и двинулся вниз. Стали попадаться Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 стланики, корявые лиственницы.

Ноги ещё дрожали, снег стал наименее глубочайшим по эту сторону хребта. Уже в кромешной мгле пристроился в густом ельнике под выворотнем.

Пожёг снизу поверженные бурей сухие стволы деревьев, они Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 вспыхнули не малым костром, растопляя кругом снег, треща и разбрызгивая искры. Жаром пыхало под корневище, где дремал на лапнике истомлённый путешественник.

Всю ночь виделся ему сощуренный глаз деда над прицелом древней берданки Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17. К утру потеплело. Выкрутилось весёлое солнце. Егор шёл по льду, опасливо тыкая вперёд себя заострённым колом, опасаясь угодить в промоину.

Ручей упёрся в какую-то речку, по ней ещё сплошь курились полыньи, была она Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 петлявой и тихой. К вечеру перескочил лыжный след и заспешил подальше от него, опасаясь новейшей встречи с людьми.

Мартыныч остался кое-где за Яблоневым хребтом, в Зею входить к Балахину Егор тоже Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 не отважился, не стал исполнять наказ Игнатия Парфёнова, уж больно истомился в дороге, и все чужие заботы отодвинулись куда-то и казались никчёмными.

Ничего его не веселило, хотелось быстрее добраться домой, узреть родные Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 лица мамы, Ольки и Проньки. Даже на отца и Марфу приутихла обида.

Чем поближе становилась Манчжурия, тем остуднее сжимало сердечко непокоем. Не завернул на пути ни в одну деревню Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17, далековато обходил заимки, пасть Верке обвязывал бечёвкой, чтоб ненароком не взлаяла, и вёл её на поводке.

Металлическую дорогу пересёк ночкой. Уже на китайской стороне украл лошадка у богатой фанзы. Егор поскакал намётом и чуть Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 ли не загнал жеребца насмерть. Верка еле поспевала сзади.

Умотавшись от страхов и голода до отупляющего безразличия, пристроился к какому-то купеческому обозу и ехал следом за ним по дороге, никого не Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 таясь.

Негоцианта задобрил узелком золота, предназначенного убившему себя деду. Торговец не гнал Егора и всё уговаривал его погостить в городке Сахалян.

Егор, наученный горьковатым опытом, схитрил. Отрешаться не стал, чтоб заблаговременно Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 негоциант не удумал ничего дурного, а когда установилась пора, то круто свернул в степь и ускакал молча. На собственный хутор приехал ночкой.

Лошадка завёл в стойло, задал ей корм и расседлал, а позже уже Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 взошёл на крыльцо. Сердечко отрадно заколотилось, он звучно шарахнул в двери кулаком.

За нею отозвалась мама.

— Ма-а... Отвори, это я, Егор!

Она вскрикнула и громыхнула засовом, кинулась отпрыску Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 на грудь. Пришёптывала сбивчивые слова, тянула за рукав в избу, утирала слёзы.

— Плохова не задумай. Всё же отец он для тебя, вот и помиритесь, вот и хорошо будет.

С печки прыгнула Олька, взметнулся с Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 полатей Пронька, и кашлянул, выходя из светлицы, Михей. Мама запалила сходу две лампы, засуетилась, не зная, за что хвататься. Отец молчком свёртывал цигарку, взглядывал на блудного отпрыска, покряхтывал. Зычно обронил:

— Жеребца Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 не ухайдакал?

— Ухайдакал, батя. Взамен другого привёл.

— Гм-м... Неплохой был жеребец, посмотрим, на чё сменял. Ну, рассказывай, где был, за какими песнями носило по белу свету... Жеребца жаль, верным делом, дурнину привёл Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 супротив того.

— Да не убивайся ты за жеребца! Я для тебя хоть табун могу приобрести... Заживём теперя, — Егора разрывало желание открыться, но он сдерживал себя, с ухмылкой смотря на отца.

— На какие Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 шиши приобретешь за деньги?

— На свои, — он все таки развязал сидор и кинул на стол кожаный тулун. Отец нехотя лапнул его и удивленно вскинул брови:

— Дроби для смеху накупил?

— Золото, батя, золото... Сам Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 намыл.

— Откель? Брешешь, видать, — вскинулся Михей и торопливо завозился со шнурком на горловине.

— Из Расеи, откель ещё ж. Был на промысле аж в самой Якутии, на край света внесло.

— Из Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 Расеи?! — Михей поднял глаза и непонимающе уставился на отпрыска. — Как ты не побоялся туда итить?

— А чё мне страшиться, я с красноватыми не вел войну. Меня пускать в расход не за что Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17, — сам схватил тулун и скоро развязал тугой ремешок. Сыпанул в чистую чашечку гору тяжёлого песка.

Все ошеломлённо глядели на меркло мерцающее в свете лампы достояние. Мама испуганно всхлипнула.

— Вот это да Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17-а-а, — встревожено прошептал Пронька, — вот это брательник наворотил!

Мама снова всхлипнула:

— Ить уничтожить тебя могли за нево, будь оно неблагополучно такое достояние. Высох-то как, шкилет и шкилет... Егор, побожись перед Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 крестом, что на этом золоте и твоих руках нет ничьей крови? Не впал ли ты в соблазн... побожись, успокой душу...

Егор страдательно перекрестился и обнял её за плечи.

— Ей-Богу, сам накопал и Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 ничьей крови не пустил. А что худенький, ниче-ё-о... Могли быть кости, мясо нарастёт.

Михей ковырнул пальцем сыпучую кучку.

— Не подозревал, что так обернётся. Забудем старенькое. Счас можем развернуть хозяйство, земель прикупим Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17, скота поболее... Вот учудил, Егор, не погнушался в Расею сбегать...

Мама! Тащи спирт из подполу. Обмоем сыновью фортуну и наше примирение, — он осторожно поднял чашечку обеими руками и унёс её в Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 светлицу. Вышел оттуда удовлетворенный, раздобревший и статный:

— От нос Якимовым утрём! От забегают, когда выяснят... То-то, знай Быковых. Не вороти нос до этого времени. Ишо попрыгаете... — и погрозил через стену кулаком Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 в сторону их хутора.

Егор с голодухи объелся домашними харчами, испил спирту и засоловел. Прихвастывал в рассказах о скитаниях, больше чем следует выставляя себя. Позже вспомнил, что ждёт его за дверьми голодная Верка, затащил Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 её в избу и облапил за шейку. Кормил с рук, приговаривая:

— Собаке этой цены нету. Сколь она добра нам принесла, злая на медведей страсть так и отгоняла от меня их Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17, так и отгоняла... Верка? Где ж наш Игнатий сейчас? Ёшкина вошь, — вспомнив приискателя и его наказ зайти к Мартынычу иль к Балахину, Егор со стыдом понял, что прочно подвёл понадеявшегося на него Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 человека. И решил отправить в Зею письмо. А там Балахин разберётся.

Олька желала погладить собаку, но Верка тихо рыкнула и вздыбила шерсть на зашейке.

— Ух, ты! — ужаснулась женщина. — Кусачая, видать, — оторопело отошла Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 в сторону, — ещё хватанёт за руку.

— Ого-го-го-го-о-о... — заржал пугающе Михей, — наша псина. Казачьей породы. Глядеть гляди, а руки не распускай. Оттяпаем враз. Го-го-го...

Длительно не Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 могли заснуть, пили чай, гласили. Вспоминали дом и Аргунь-реку. От этих мемуаров всё больше наливался мрачностью отец и, отставив чай, хлебал стаканами спирт, прижигая боль и память о родной стороне.

Поминал Якимовых, какую Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17-то ссору с Харитоном. А позже вдруг обнял Егора и громозвучно объявил:

— Шабаш! Завтра Марфутку сватать едем! Пущай только откажет, стерва... Из городку назло приволокём даму красоты писаной. Женить тебя буду Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17, чтобы снова от хозяйства не убёг. Женю!

— Ага-а... пущай токо откажет, — вторил захмелевший Егор и отрадно оскаливался, подмигивал сникшей от такового известия мамы. — А? Мама! Иль ты не рада? Сноху в помощь Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 добудем. Хватит для тебя одной рвать жилы на хозяйстве, отдыхать пора.

— Помощница-то... дюжеть шебутная. Горе с ей хватим. Погодил бы чуть, присмотрелся к ей. Может, она за этот период Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 времени с кем снюхалась...

— Нас-стя-а! Снова языком мелешь! — злостно оборотился к ней Михей. — Цыть мне! Пока ишо я в доме владелец. Не дозволю бабе помыкать собой! — грохнул кулаком по столу.

— Бог Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 с вами. Сватать так сватать, — жених наш больно доходной, хучь бы подкормился с неделю.

Михей пытал себя песней: раззявил рот, помахивал в такт растопыренными пальцами, и ужасная тень прогуливалась от Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17 него по стенке.

Егор желал подпеть, но сон навалился и опрокинул парня на лавку. А отец истязал себя военной кручинушкой: «Покель фронт ровня-яли-и, пол-Расеи сдали... а бедную Румынию без бою отда-а Юрий Сергеев «Становой хребет» - страница 17-а-ли-и...»


yurij-sergeev-stanovoj-hrebet-stranica-50.html
yurij-sergeev-stranica-10.html
yurij-sergeev-stranica-16.html