Юрий Поляков - страница 41

44

Свирельников очнулся оттого, что слеза умиления, обжигая щеку, скатилась по лицу и расплылась темным пятнышком на телогрейке.

— Света! — позвал он.

Но услышал только лесную тишину, похожую на шуршащее безмолвие, которое доносится из магнитофона, когда Юрий Поляков - страница 41 запись уже завершилась, а пленка еще как бы нет.

— Све е ета! — кликнул Миша Дмитриевич, сложив ладошки рупором.

Безответно.

Он резко встал: в очах потемнело, а голова тяжело закружилась. Переждав немочь, Свирельников двинулся Юрий Поляков - страница 41 на поиски юной подруги, куда то уплутавшей, что, по приметам деда Благушина, в домашней жизни не предвещало ничего неплохого. Шагая через лесок, Миша Дмитриевич попутно срезал несколько подберезовиков, зеленоватых сыроежек Юрий Поляков - страница 41 и моховичок с замшевой шляпкой, позже обобрал пенек, обросший припозднившимися летними опятами, как будто изготовленными из мокроватого янтаря различных цветов — от темно коричневого до ясно медового. Поначалу он нагибался, но голова опять Юрий Поляков - страница 41 отяжелела, и заломило в висках. Тогда Свирельников стал приседать на корточки и, положив гриб в корзину, вставал медлительно, осторожно, чтоб не приливала кровь. Поднявшись, Миша Дмитриевич прислушивался, пытаясь выудить голоса, но Юрий Поляков - страница 41 безрезультативно. Березнячок завершился, и в корнях большой ели Свирельников нашел три рядовки, совсем тропической, красно желтой раскраски. В детстве он считал их поганками, а позже выяснилось, что это даже очень съедобные грибы.

А ведь Юрий Поляков - страница 41, фактически, и в жизни так: взрослея, человек начинает то, что в великодушной молодости казалось неосуществимым и недопустимым, принимать как вероятное и допустимое. Все, полностью все в тех либо других обстоятельствах становится Юрий Поляков - страница 41 вероятным и допустимым! Ведь и грибов то по настоящему, по смертельному ядовитых нет. Не считая, кажется, белой поганки. Но как раз бледной то поганки директор «Сантехуюта» никогда не находил. Никогда!

В конце Юрий Поляков - страница 41 концов он услышал звучный, обнаружившийся совершенно рядом девичий смех. Миша Дмитриевич пошел на глас и скоро, скрывшись за кустиками, сумел следить досадное зрелище: Леша ползал на четвереньках, собирая прижавшиеся к земле темно Юрий Поляков - страница 41 красные сыроежки, а Светка, сорвав лисохвост, щекотала оголившуюся поясницу шофера метелочкой, которой заканчивался длиннющий сухой ствол. Шофер при всем этом оглядывался на озорницу с каким то затравленным блаженством, а она покатывалась Юрий Поляков - страница 41 со смеху, и ее лицо сияло развеселой блудливой «охоткой»…

От увиденного Свирельников поначалу похолодел, позже его бросило в жар и пот, глаза заполнились жгучими слезами, а в сердечко осталось странноватое онемение, схожее на то, какое Юрий Поляков - страница 41 бывает после зубного наркоза.

Господи! Ну до чего ж странен и страшен человек! И если он создан, Господи, по твоему виду и подобию, тогда понятно, почему так подл, кровав, странен и Юрий Поляков - страница 41 несправедлив этот, Тобой, Господи, сделанный мир!

Там, в Москве, на Плющихе, в квартире лежат люди, убитые по его, Свирельникова, хотению, а он тут, затаившись, рыдает оттого, что двадцатилетняя соплюшка практически невинно озорничает с Юрий Поляков - страница 41 его шофером. Ведь ничего же отвратительного и оскорбительного в этом глуповатом баловстве нет! Тогда почему кисточка лесного злака, щекочущая шоферскую спину, смела в небытие все то белое будущее, которое только-только Юрий Поляков - страница 41 навоображал для себя директор «Сантехуюта»? Из за этого пустякового озорства он сходу и навечно сообразил: Светкина жизнь никогда не станет частью его своей жизни. По сути совсем не понятно, что там у Юрий Поляков - страница 41 нее в голове, ну и не только лишь в голове! С чего он взял, как будто это его ребенок? Что он вообщем знает об этой студентке? Ничего, не считая того, что папа погиб Юрий Поляков - страница 41 юным, а мать — предприимчивая стерва! Чем Светка занималась меж их не такими уж частыми свиданиями? Обучалась? Может быть, только чему?! Может, у нее все это время был кто то еще? Может Юрий Поляков - страница 41, тот же юноша, который одарил ее хламидиозом? Она даже гласила, как его зовут… Не имеет значения! Если не выходит совершенно без недостатка, то совсем не принципиально, как его либо их звали Юрий Поляков - страница 41!

Миша Дмитриевич, не выдав себя, оборотился и, не разбирая пути, пошел через березняк.

Ранее, в детстве, большой лес начинался сходу за полем — и грунтовка, разделявшая желтоволосую ниву, точно неровный пробор, пряталась посреди стволов Юрий Поляков - страница 41. На границе поля и леса, чуток выступив из срачного ряда, в прежние времена стояла большая сосна, раздваивавшаяся, как рогатка. Ишка совсем серьезно размышлял и прикидывал: если спилить обе вершины, привязать к ним Юрий Поляков - страница 41 сложенную в 100 слоев бинтовую резину, продававшуюся в аптеке, то получится большая рогатка. Итак вот, если метнуть при помощи этой рогатки камень кругляк размером с футбольный мяч, долетит он до Волги (а это с Юрий Поляков - страница 41 полкилометра) либо не долетит? Нет, наверняка, все таки не дотянет…

Сосна была на месте. Правда, сейчас она не казалась большой, как будто за прошедшие годы не росла, а, напротив, умалялась Юрий Поляков - страница 41…

За вырубкой началось, как говаривал дед Благушин, краснолесье — свободный, прекрасный, прогулочный лес: высочайшие березы и мелкие елочки, время от времени — осины. На опушке травка была усеяна редчайшими желтоватыми листьями и оберточным мусором, оставленным Юрий Поляков - страница 41 туристскими неряхами. Кое где вздымались зеленоватые крылья папоротника. Пройдя еще, Свирельников увидел кроваво красный кустик бересклета, его замутило, тогда он наклонился, сорвал изумрудный копытень, растер в пальцах и вдохнул горьковатый острый запах. В Юрий Поляков - страница 41 голове мало прояснилось, точно от нашатыря.

Миша Дмитриевич побрел далее. Где то вверху, в дальних кронах, шумел ветер. Этот рокот спускался по стволам вниз, и, наступая на толстые узловатые корешки Юрий Поляков - страница 41, расползшиеся по земле, Свирельников ощущал под ногами содрогание, как будто стоял на рельсах, гудевших под колесами приближающегося поезда. В какой то момент, завидев мокроватую коричневую шляпку в травке, он присел на корточки, но Юрий Поляков - страница 41 это оказался глянцевый, высунувшийся изо мха шишковатый нарост на корне. Ему померещилось, как будто все это уже с ним когда то бывало. Много раз. И много раз еще случится. И отчаянье, скопившееся в Юрий Поляков - страница 41 сердечко, растворится, точно капля смертельного яда, в этом океане множественных повторений, тогда и можно будет жить далее…

В конце концов он отыскал сходу несколько подосиновиков, схожих на гномов в Юрий Поляков - страница 41 бардовых колпачках. Свирельников встал на колени, вытащил ножик, чтоб срезать, и здесь его поразило, что грибы как будто выстроились в некоторую необычную, практически театральную мизансцену, таящую сокрытый, но очень принципиальный смысл. Близ огромного Юрий Поляков - страница 41 красноголовика с уже развернувшейся постаревшей шляпкой стоял 2-ой, гораздо меньше, женственно роскошный, а от него чуть отпочковался, приподняв лист, совершенно крохотный подосиновичек с чуток розовеющей, как будто детский чепчик, шапочкой. И Миша Дмитриевич Юрий Поляков - страница 41 сообразил: это он, Свирельников, Светка и будущий, неродившийся ребенок. А чуток в стороне рос очередной, практически таковой же, большой крепкий подосиновик, изъеденный слизнем. Около него — 2-ой, гораздо меньше, а рядом, практически Юрий Поляков - страница 41 впритирку, 3-ий — еще меньше: Веселкин, Тоня и Аленка…

Ну бывает же!

Озадаченный таким совпадением, он сначала не направил внимания, но позже, присмотревшись, понял разницу: у «Веселкина», «Тони» и «Аленки» крапчатые ножки были покрыты Юрий Поляков - страница 41 каким то красноватым налетом, как будто их окунули в кровь…

Тогда и он вдруг сообразил то, что до этого совсем выпадало из его сознания: в квартире, когда пришли люди Алипанова Юрий Поляков - страница 41, была и Аленка. Она же звонила, что заедет! И дочь стала очевидцем. Таким очевидцем, которых живыми не оставляют никогда!

И она тоже сейчас лежит там…

А Светка щекочет стебельком ползающего на карачках Юрий Поляков - страница 41 шофера!

Вот и все! И больше ничего!

Ему стало тяжело дышать, он рванул ворот рубахи так, что осыпались пуговицы. Свет в очах померк, и показалось, сейчас сознание просто навечно погаснет, не выдержав ужасного осознания. Но Юрий Поляков - страница 41 заместо этого мозг, как будто перегорающая лампочка, вдруг озарился мертвой ослепительной вспышкой, в какой до мелких причинно следственных подробностей выяснилось то, что вышло. И Миша Дмитриевич сообразил все сходу и Юрий Поляков - страница 41 до конца — и все оказалось так просто и страшенно, что впору было кататься по земле и хохотать, кататься и хохотать. Хохотать до кровавых слез…

Ну, естественно, естественно, естественно — весь этот ужас устроил Алипанов Юрий Поляков - страница 41! Только он, и больше никто! Он с самого начала выжидал, кто одолеет в борьбе за «Фили», а позже подстроил эту слежку и уверил Свирельникова в том, что Веселкин с Тоней его Юрий Поляков - страница 41 заказали и от их нужно избавиться. Как он искусно подвел к этому! Для чего? Господи, да ради средств! Ведь он даже гонорар за работу не обмолвил! Взял для отвода глаз забавнй аванс Юрий Поляков - страница 41. И сейчас Свирельников будет платить ему всю жизнь. Всю жизнь! Считай, у хитрецкого мента сейчас наибольший, самый контрольный расконтрольный пакет акций «Сантехуюта»! А что осталось у него? Мертвая Аленка, мертвая Тоня и жива Юрий Поляков - страница 41 Светка с непонятно чьим головастиком в брюхе!

Свирельников вскочил и стал топтать подосиновики, пока на их месте не образовалось месиво. Позже он сел, нечуткими руками достал сигареты, закурил — табачный дым был Юрий Поляков - страница 41 без вкуса и аромата, как тот, что пускают на сцену во время эстрадных шоу. Ну и лес в эту минутку показался совсем мистическим, как будто нарисованным на театральном заднике. Миша Дмитриевич Юрий Поляков - страница 41 пошевелил мозгами о том, что вернее на данный момент просто умереть от сердечного приступа, уйти в мглу и таким вот необратимым методом похохотать над расчетами золотозубой скотины Алипанова! Но сердечко, как назло, почему Юрий Поляков - страница 41 то не болело и даже не ныло, а только колотилось часто часто, практически забавно…

Свирельников вытащил из кармашка «золотой» телефон, чтоб позвонить Алипанову, сказать, что все сейчас знает и что пойдет на Юрий Поляков - страница 41 Петровку… Но пунктирный столбик на экране отсутствовал. Связи не было. И отлично, что не было…

«Про это никому по сути не расскажешь — даже Трубе! — вдруг пошевелил мозгами Свирельников. — Даже Трубе! Ведь если поведать, нужно Юрий Поляков - страница 41 разъяснить, а объяснить то нереально!»

Он вдруг ни с того ни с этого представил себя монахом, пустынником, оставшимся в лесу, поселившимся прямо тут, где все и сообразил, — в землянке либо шалаше. Директор Юрий Поляков - страница 41 «Сантехуюта» представил себя седобородым и похудевшим до той прекрасной старческой хрупкости, какая бывает на закате только у тех, кто жил честно и совестливо. Миша Дмитриевич даже увидел это свое будущее Юрий Поляков - страница 41 лицо, как будто проглянувшее через усыпанный, черно белый узор березового ствола. От дерева отстал большой кусочек бересты с нежно коричневой изнанкой, издалече умопомрачительно напоминающей шляпку большого гриба.

Свирельников, заинтересовавшись, как происходят такие вот Юрий Поляков - страница 41 галлюцинации, поднялся, чтоб идти к березе, но голова закружилась. Он упал на четвереньки, дождался, пока стршная боль в затылке чуток затихнет, и медлительно пополз к дереву. Крестик, подаренный папой Вениамином, выпал из за Юрий Поляков - страница 41 пазухи и волокся по земле, напоминая необычную блесну, на которую ловят в травке неизвестных сухопутных рыб…

Чем поближе Миша Дмитриевич подползал к стволу, тем отчетливее лицезрел: нет, это не кусочек отодранной коры Юрий Поляков - страница 41, а большой белоснежный гриб, высотой полуметра, с толстой, серо палевой, как будто выточенной из мамонтового бивня ножкой и огромной лоснящейся шляпкой, величиной чуть не с легковое колесо. Края шляпки были Юрий Поляков - страница 41 чуток приподняты, и показывалась желто зеленая, провисшая бухтарма с трубчатыми отверстиями, схожими на пчелиные соты. Гриб оказался необыкновенной формы: распространяясь, он уперся в березу и полукругом оброс ее — точно обнял.

Да, это Юрий Поляков - страница 41 был Грибной правитель. Самый реальный Грибной правитель!

Он, и никто другой…

Миша Дмитриевич подполз к нему, как нашкодивший раб к ноге владыки, и его лицо оказалось вровень с большой шляпкой, промявшейся Юрий Поляков - страница 41 местами, как будто жесть старенького автомобиля.

— Пожалуйста! — шепнул он, даже не признаваясь для себя в том, чего просит. — Ну пожалуйста! — повторил Свирельников и зарыдал о том, что чудес не бывает, а дед Юрий Поляков - страница 41 Благушин возвратился с войны, естественно, не благодаря Грибному царю, а просто поэтому, что кто то ведь должен ворачиваться домой живым…

«Ну пожалуйста!»

45

Он не сходу ощутил, как завибрировал в кармашке «золотой» телефон. Не способен подняться Юрий Поляков - страница 41, Свирельников перевернулся на спину, достал телефон и нашел, что исчезнувший пунктирный столбик вдруг вырос в полную высоту.

— Аллеу! Дмитрии, ты?

— Я… — отозвался директор «Сантехуюта», смотря в глупо незапятнанное небо Юрий Поляков - страница 41.

— Ты что делаешь?

— Трудно разъяснить…

— Сидишь либо стоишь?

— Лежу…

— Очень отлично! А то бы свалился!

— Что с Аленой? — неживым голосом спросил Свирельников.

— Алену твою пороть было надо в детстве! Ну и на данный момент Юрий Поляков - страница 41 не воспрепядствовало бы! Из за нее весь тарарам!

— Как из за нее?

— Докладываю: этот Никон, оказывается, ее юноша. А ранее он с твоей Светкой… общался. Они как бы расстались. Подвел Юрий Поляков - страница 41 он даму. Как конкретно — не признался.

— Дальше!

— Дальше — больше. Про то, что у нее хороший дяденька образовался, твоя Никону ничего не произнесла. Ну и расстались то они не до конца… Извини за каламбур!

— Что Юрий Поляков - страница 41 означает — не до конца?

— А то и означает. Алена об этом знала и психовала. Она, кажется, в него серьезно втюрилась. И чего они исключительно в этих дебилах татуированных находят? Но Светлана Юрий Поляков - страница 41 твоя тоже, оказывается, экземпляр…

— Почему?

— Поругалась с твоей дочерью. Ну и вывалила по злобянке, что у вас с ней все по взрослому: любовь морковь и беби киндер намечается. Ты ей, дескать, квартиру снял да Юрий Поляков - страница 41 еще платишь, чтоб она за Аленой в институте шпионила. Есть такое дело?

— Ну не совершенно такое…

— Ай ай ай… Миша Дмитриевич, можно сказать, светило российскей сантехники, а такими глупостями Юрий Поляков - страница 41 занимаешься! Алена взбесилась и выслала Никона, чтоб за тобой последил — проверил показания. Тот и рад стараться. Он ведь до сего времени по Светлане высыхает. Стоящая, наверняка, девченка! А?!

— Дальше!

— А что — далее? Дальше то как Юрий Поляков - страница 41 раз ничего такого особенного. На Плющиху Никон приперся, чтоб Алене обо всем доложить: как ты в ресторане пьянствовал, как в гостинице ночевал, как в Матвеевское заезжал… Она ему свидание Юрий Поляков - страница 41 назначила. Так что на Антонину и Верещалкина мы напрасно грешили! Они тебя без всякого криминала желают располовинить. Потому он с тобой и помирился. Добросовестные, великодушные люди…

— Что с ними?

— Откуда я знаю!

— Ты их… нет Юрий Поляков - страница 41… Да?

— Ну ты спросил! Что я, маньяк, что ли? Я, как Никона расколол, сходу все приостановил. Отдал ему, правда, по шейке, чтоб почетаемых людей не волновал. Но, по моему, он Юрий Поляков - страница 41 не сообразил. Нахальная сейчас молодежь! Мы не такие были.

— Спасибо! — с трудом вымолвил Свирельников.

— Спасибо? Не ет! Приезжай — считаться будем!

— Приеду…

— А чего у тебя глас таковой дохлый? Жизнь великолепна! Грибов много Юрий Поляков - страница 41 набрал?

— Много.

— Поделишься?

— Поделюсь.

— Ну, сберегай себя! Жду. Мне средства необходимы. Я внятен?

— Внятен…

Свирельников выключил телефон и, еле владея ватным телом, сел, прислонившись спиной к березовому стволу. Директор «Сантехуюта» ощутил ту неожиданную Юрий Поляков - страница 41 добрую слабость, какая нисходит, если на голодный желудок испить стакан водки.

Высоко в небе метались, совершая изумительные зигзаги, птицы, похожие отсюда, с земли, на крохотных мошек. Он длительно с завистью смотрел за Юрий Поляков - страница 41 их горним полетом, пока не сообразил, что по сути это и есть какие то мухи, крутящиеся всего в метре от его лица. А сообразив, из последних сил улыбнулся такому вот — философическому обману Юрий Поляков - страница 41 зрения. Позже Миша Дмитриевич с трудом повернул голову и, признательно посмотрев на собственного спасателя, лаского погладил его прохладную и мокроватую, как будто кожа морского животного, шляпку:

— Спасибо!

От этого легкого прикосновения Грибной Юрий Поляков - страница 41 правитель дрогнул, накренился и распался, превратившись в мерзкую кучу слизи, кишащую большенными желтоватыми червяками…


Переделкино.

2001—2005 гг.




yurij-sergeev-stanovoj-hrebet-stranica-17.html
yurij-sergeev-stanovoj-hrebet-stranica-21.html
yurij-sergeev-stanovoj-hrebet-stranica-29.html