Юрий Поляков - страница 36

38

— Ты чего таковой возвратился? — спросила Светка, когда он сел не рядом с ней, а впереди и гаркнул, чтоб Леша вырубил магнитофон, из которого грохотала пользующаяся популярностью песенка про 2-ух лесбиянок, бегающих вереницей Юрий Поляков - страница 36.

— Все нормально, — растолковал Свирельников. — Поехали!

— Без музыки? — опешила будущая супруга и мама.

— Без музыки.

— Я могу что нибудь спокойное поставить… — неуверенно предложил шофер.

— Без музыки, я произнес!!

Внедорожник понесся по шоссе, выхватывая из мглы Юрий Поляков - страница 36 неожиданные подробности лесной обочины: перистый профиль рябинового кустика с темными силуэтами ягод, метровую елочку, выбежавшую с детским любопытством к самой дороге, султаны рогоза, поднявшиеся из заболоченного кювета, похожие на кубинские Юрий Поляков - страница 36 сигары, растущие, оказывается, на больших стеблях… Все это высвечивалось на мгновенье, вспыхивало фотографическим серебром и уносилось прочь, пряталось за спиной, ворачиваясь в безраздельный мрак ночи.

Свирельников смотрел вперед и задумывался: если прямо на данный момент Юрий Поляков - страница 36 развернуться, то Алипанова можно догнать только у Окружной, так как он всегда летает, как ненормальный, и когда нибудь обязательно расшибется в лепешку.

Светка надулась и поначалу молчком глядела в окно Юрий Поляков - страница 36, позже улеглась на заднем сидение, подложила под голову куртку и задремала. Да и во сне лицо ее оставалось обиженным.

— Жена не бранилась? — примирительно спросил Лешу Миша Дмитриевич.

— Ругалась…

— Ничего. Скажешь ей, я Юрий Поляков - страница 36 для тебя заработную плату прибавил.

— На сколько? — после признательного молчания спросил шофер.

— На сотку.

— Спасибо!

— А ты издавна женат?

— Пять лет.

— Ссоритесь?

— Нет, что вы! У нас любовь.

— До гроба?

— Это уж Юрий Поляков - страница 36 как получится.

— А ребенку сколько?

— Семь.

— Семь?

— Да, в этом году исключительно в школу пойдет.

— А а а… — недоуменно кивнул Свирельников.

— Мы совместно в школе обучались. Я призвался, а она замуж вышла. Задумывалась Юрий Поляков - страница 36, у меня с ней дружба, а там — любовь. Позже сообразила. Я возвратился, и она ко мне сходу перебежала с ребенком! — разъяснил Леша, а позже с гордостью добавил: — Я из за Юрий Поляков - страница 36 нее вешался. В каптерке…

— Спасли?

— Спасли… Старшина услышал. Задумывался, кто то в каптерке его заначку отыскивает. Он у нас пьющий был. Забежал, а я ногами дрыгаю. Я позже длительно глотать не мог Юрий Поляков - страница 36…

— Ты где служил?

— На Сахалине. А вы?

— Срочную — под Воронежем. Еще — в Германии. Позже в Голицыне…

— Здорово! А я за границей никогда не был.

— Съездишь…

— А как там?

— Чисто

Когда Свирельников служил в Дальгдорфе, в батарее Юрий Поляков - страница 36 управления тоже солдатик повесился из за злосчастной любви. Получил письмо — и удавился. Замполита Агарикова таскали на проработку в Вюнсдорф. Возвратившись, он собрал офицеров на совещание и отдал приказ провести в подразделениях Юрий Поляков - страница 36 личные беседы, в особенности с «салагами», на предмет надежности оставленного на «гражданке» девичьего тыла. Из зала не без юмора спросили, как, дескать, наверное найти, грозит юному бойцу домашняя измена либо нет Юрий Поляков - страница 36? Здесь ведь другой раз и на месте не разберешься. Майор задумался и порекомендовал: во время задушевно профилактических дискуссий с личным составом нужно заодно инспектировать, верно ли хранятся личные документы. А в военный билет у Юрий Поляков - страница 36 солдатика практически всегда вложена фотокарточка возможной изменщицы. Сперва, естественно, следует изучить глаза дальной подруги, запечатленной на снимке, ибо у ненадежных дам взор всегда с охоткой! Здесь зал не выдержал и захохотал Юрий Поляков - страница 36, а глаза «с охоткой» сходу вошли в полковой фольклор…

Вообщем те 5 лет в Германии были, наверняка, самыми наилучшими в жизни. Ясное время, спокойное и добросовестное до нелепости!

В ГСВГ они Юрий Поляков - страница 36 оказались скоро после женитьбы и, очевидно, стараниями «святого человека». Юный семье нужно обустраиваться, а служба за границей числилась командировкой, потому заработная плата шла двойная: тут в марках, а там, на Родине, в Юрий Поляков - страница 36 рублях. За 5 лет, если жить экономично, наслаждаться офицерским пайком и реже заглядывать в гаштет, можно скопить на машину и даже на 1-ый взнос за кооператив, не говоря уже о сервизе «Мадонна» и иных Юрий Поляков - страница 36 привезенных из других стран прибамбасах…

К месту службы новобрачные прибыли сначала декабря, перенеслись из белоснежной морозной столичной зимы в сероватую промозглую немецкую мокрядь, прогоркшую от печной угольной пыли. Над старенькыми, еще гитлеровской Юрий Поляков - страница 36 постройки казармами подымалиь большие темные облетевшие липы, но газоны, с которых солдатики смели палую листву, еще по летнему зеленели.

Деньком пригревало, а по утрам брусчатый полковой плац белел инеем, точно огромная плитка Юрий Поляков - страница 36 просроченного, «поседевшего» шоколада.

Они поселились в семейном офицерском общежитии — запущенном двуэтажном каменном доме под старенькой позеленевшей черепицей. На восемь семей имелись большая кухня и одно «удобство», к счастью, не во дворе. Все таки Юрий Поляков - страница 36 цивилизованная Германия! Гласили, во время войны тут жили расконвоированные остарбайтеры либо еще кто то в этом роде. Юным досталась комната под самой крышей — реальная мансарда. Они гордились собственной скошенной стенкой и Юрий Поляков - страница 36 причудливым чердачным окном, в которое в ненастье стучали ветки каштана, а в неплохую погоду показывалось звездное небо.

В один прекрасный момент новобрачные пробудились от звучных стонов изнемогающих любовников. Оказалось, это ухает устроившаяся на ветке Юрий Поляков - страница 36 перед окном здоровая, как бройлер, горлица.

— Они, наверняка, задумываются, что это мы… — тихо засмеялась Тоня, имея в виду соседей.

— Ну и пусть задумываются! — придвигаясь, ответил неутомимый супруг.

О, это Юрий Поляков - страница 36 была та упоительная пора их совместной жизни, когда денек, не окончившийся объятьями, казался потерянным навечно!

А утро заурядно начиналось гулким изгнанием обнаглевших крыс из публичного туалета. Под городком, по слухам, размещался полузатопленный подземный военный Юрий Поляков - страница 36 завод — безупречное место для размножения этих голохвостых тварей, и вся окрестность практически кишела пасюками. Весной они носились вереницей в собственных супружеских догонялках, совсем не смущаясь нескольких тыщ вооруженных русских оккупантов, временами устраивавших Юрий Поляков - страница 36 вечера дружбы с местным популяцией и праздничные смычки с германскими товарищами по оружию, когда за пивом отрадно ругали НАТО и совсем от всей души хвалили социализм. Вообще то сейчас, много лет спустя, Свирельников Юрий Поляков - страница 36 понял, что странноватая дружба с германцами против германцев не могла длиться вечно и что добрые фавориты в какой-то момент оказываются в дурачинах. Но тогда все это смотрелось правильным, нескончаемым Юрий Поляков - страница 36, непоколебимым: СССР, ГДР, утренние разводы на плацу, политзанятия, домашняя любовь…

Чтоб попасть на службу, Свирельникову было надо пересечь Гамбургское шоссе, по которому транзитом из Западного Берлина в ФРГ мчались неслыханные иномарки с «фирмачами». А Юрий Поляков - страница 36 в воздушном коридоре прямо над дорогой повсевременно висела разведывательная «рама», да так низковато, что можно было разглядеть снисходительную усмешку на лице пилота. Одно время простодушные солдатики азиаты взяли привычку по Юрий Поляков - страница 36 пути из части на полигон, останавливая машины, просить у западников сигареты и «жвачку». Те, кстати, охотно тормозили и угощали, с естественно научным энтузиазмом разглядывая узкоглазые, карие морды «русских». Когда об этом выяснило начальство Юрий Поляков - страница 36, разразился стршный скандал. Особист топал ногами и орал, что вот так, за сигареты, и продают родину, а кишлачные побирушки хлопали своими туранскими очами, не понимая, почему им угрожают судом и дисбатом. Где они Юрий Поляков - страница 36 были, эти особисты (не раз позже задумывался Миша Дмитриевич), когда Горбачев продавал родину за общечеловеческие цацки, а Ельцин за рюмку водки? Где, черт побери?!

В конце концов дело замяли Юрий Поляков - страница 36, а замполит Агариков на закрытом партсобрании выступил с речью, смысл которой сводился к тому, что в Русском Союзе, может быть, еще не налажено бесперебойное создание российскей жевательной резинки. Но для того то они Юрий Поляков - страница 36 здесь и стоят супротив вооруженной до зубов бригады НАТО, чтоб страна могла тихо крепчать, развиваться и когда нибудь завалить люд «жвачкой» и другими продуктами широкого употребления. Лейтенант Свирельников тоже посиживал на собрании, иронично переглядываясь Юрий Поляков - страница 36 с товарищами и посмеиваясь над кондовым замполитом.

Вот, вот оно в чем дело! У каждой страны, у каждого народа, у каждого человека своя правда, которая другим кажется ложью. И Юрий Поляков - страница 36 это нормально. Ненормально, когда страна, люд, человек начинают веровать в чужую правду, а свою, родную, принимать как ересь. Тогда все рушится…

Все!

Годом ранее Миша Дмитриевич ездил в Берлин — на выставку, называвшуюся длинным Юрий Поляков - страница 36 предлинным германским словом, которое переводилось приблизительно как «Новая глобальная сантехническая идеология». Проснувшись днем после заключительной пивной вечеринки, он вдруг с тяжеленной отчетливостью сообразил, что находится всего в каких то 20 километрах от Юрий Поляков - страница 36 Дальгдорфа. Взял такси от Тиргартена и за 40 минут домчался до места, чувствуя, как тяжело бьется сердечко — или от вчерашней перелитровки, или от ожидания встречи с юностью. Если честно, на месте собственной части Свирельников был готов Юрий Поляков - страница 36 узреть все, что угодно: натовский полк, новостройку либо даже аккуратное германское поле… Но то, что он нашел, просто потрясло его: там сейчас размещался, как говорила табличка, укрепленная на воротах Юрий Поляков - страница 36, Музей русской оккупации, работавший по четвергам и субботам с 9 до 17 часов.

Но был вторник, а наутро он улетал в Москву. Миша Дмитриевич на всякий случай проверил, отлично ли заперты ворота, и узнал, что не Юрий Поляков - страница 36 заперты вообщем. Приотворив створки, он скользнул на запрещенную местность и сходу увидел облупившиеся портреты русских полководцев, нарисованные когда то на стальных листах и установленные по сторонам центральной дорожки, ведущей от КПП к Юрий Поляков - страница 36 штабу. Маршал Конев утратил практически всю свою известную плешину и стал похож на Фредди Крюгера, мучительно распадающегося перед животворящим крестом. А от Жукова и вообщем остались без малого только глаза Юрий Поляков - страница 36 — жестокие и чуток саркастические. Свирельников уже докрался до того места, откуда можно было узреть пустые оконные просветы брошенных казарм, но здесь за спиной прозвучало конкретно то, что и должно прозвучать: «Хальт!»

К нему бежал тощий Юрий Поляков - страница 36 германец в темной форме, похожей на эсэсовскую, к которой был пришит желтоватый шеврон с надписью «Security». Подойдя, сторож что то строго спросил. Отмобилизовав остатки собственного германского, затерявшегося в голове с курсантских занятий Юрий Поляков - страница 36, директор «Сантехуюта» принялся разъяснять, что, дескать, «их бин совьетиш официр» и служил тут, в Дальгдорфе, издавна, «фюнфцищ ярен цурюк». «Фюнфцищ? — округлил голубые „аугены“ фриц. — Унмеглищ!» — «Фюнфцейн!» — спохватился Свирельников. Германец понимающе Юрий Поляков - страница 36 заулыбался и, вставляя забавно исковерканные российские слова, тоже, наверняка, засевшие в мозжечке со школы, стал говорить, как он скучает по социализму, как был «фэдэйотовцем» и служил в «фольксармее», а потом работал на «мебельверке». Сейчас Юрий Поляков - страница 36 же неплохой работы вообщем «найн», и всем командуют эти чертовы «вести», продавшиеся янки. В конце концов, провозгласив обязательные «фройндшафт трушпа», он прочно пожал нарушителю руку, пригласил зайти в четверг Юрий Поляков - страница 36 — «он диенстаг» — и, по братски приобняв, повлек к выходу: орднунг есть орднунг.

Отъезжая на такси, Свирельников увидел с пригорка только башенки клуба, поднимавшиеся над городком, и прослезился. По возвращении он даже желал позвонить Тоне Юрий Поляков - страница 36 и поведать об этом, но почему то передумал. Бывшая супруга как раз не в особенности дорожила германским периодом их совместной жизни. И началось это, наверняка, с той ужасной ссоры, когда они чуть ли Юрий Поляков - страница 36 не развелись.

Новый год праздновали в полковом клубе, напоминавшем аккуратненько заштукатуренный средневековый замок. Вся неделя, предшествовавшая торжеству, прошла в томных переговорах меж офицерскими супругами, в ссорах и примирениях, ибо наряды Юрий Поляков - страница 36 полковыми дамами покупались в одном и том же гарнизонном военторге. Потому было надо заблаговременно договориться, чтоб, явившись на праздничек, не смотреться как приютские воспитанницы на сиротской елке. Но вся пирамида компромиссов зависела, в конечном Юрий Поляков - страница 36 счете, от того, как оденется супруга командира — дама полностью достойная и даже хорошая, но не без некого тряпичного тщеславия. А она ожидала звонка с центрального склада Военторга, куда должны были завезти Юрий Поляков - страница 36 что то неописуемо австрийское и по знакомству отложить для нее. В конце концов позвонили, и командирша на штабном «газоне» понеслась в Потсдам, а поздно вечерком вызвала к для себя замполитиху с парткомшей — и Юрий Поляков - страница 36 предъявилась. Те, ахнув, одобрили. Далее — по цепочке — обусловилось и все другое гарнизонное, если так можно выразиться, дефиле.

Тоня из этого бурного предварительного процесса совсем выпала: прожив в городе всего две Юрий Поляков - страница 36 недели, она в Военторге приобрести еще ничего не успела и в смысле фасонной конкуренции никакой опасности не представляла. А поэтому преспокойно надела платьице, которое сшила в спецателье из необычного ввезенного материала Юрий Поляков - страница 36 по новому парижскому каталогу для второго денька свадебного разгула. Нужно ли разъяснять, что и здесь не вышло без помощи «святого человека», предоставившего, меж иным, для продолжения праздничка свою цековскую дачу.

Кстати, приглашенный туда Юрий Поляков - страница 36 Вовико (Тоня принудила жениха помириться с обидчиком. Как, он стоял у истоков нашей любви!) бродил по казенному полугектару и угрюмо бурчал: «Живут же, сволочи! Без всяких яких!» Забавно вспомнить, ведь двухкомнатный финский домик Юрий Поляков - страница 36, где обитал тогда Валентин Петрович, — это просто хижина по сопоставлению с теперешним веселкинским коттеджищем в Пирогове! Позвали на 2-ой денек и Петьку Синякина. Он к тому времени уже поотирался на просторных диссидентских Юрий Поляков - страница 36 дачах в Кратове и Переделкине, потому номенклатурная фазенда «святого человека» никакого воспоминания на него не произвела. Прихватив бутылку пайкового «Стрижамента», Синякин засел в беседке с внуком сталинского наркома — тот обучался на одном Юрий Поляков - страница 36 курсе с Тоней, и Полина Эвалдовна питала некое время в отношении него брачные иллюзии. Весь вечер внук и начинающий писатель обширно рассуждали о том, что социализм — тупиковая, бесперспективная ветвь мировой Юрий Поляков - страница 36 цивилизации, а спасти Русский Альянс могут только личная собственность, рынок и многопартийная система.

Непонятно кем приглашенный большой чин из 5-ого управления КГБ, пристально прислушиваясь к разговору молодежи, вздыхал и сочувственно кивал. Но Свирельников практически не Юрий Поляков - страница 36 замечал всего этого, он смотрел только за юной женой, которая во «втором» платьице была волшебство как хороша! Даже Полина Эвалдовна, не так давно совсем поставившая крест на собственном женском будущем, глядела на Юрий Поляков - страница 36 дочь с какой то нематеринской завистью. А начинающий супруг, изнывая от плотского томления, просто не мог дождаться, когда же в конце концов гости вдосталь наотмечаются, уедут — и он, сорвав Юрий Поляков - страница 36 с Тони это волшебство специндпошива, достигнет ее сладчайшего, неупиваемого тела.

Кстати, конкретно в тот денек Валентин Петрович, отозвав нового родственника в сторону, спросил:

— Тебя куда распределили то?

— На Далекий Восток.

— А как ты насчет Близкого Юрий Поляков - страница 36 Запада? — засмеялся благодетель. Вот так юная семья незадолго до Нового года и оказалась в Германии.

…Столы накрыли в малом зале полкового клуба буковкой "П". Все офицеры и прапорщики по случаю торжественного Юрий Поляков - страница 36 отдыха оделись по цивильному — в костюмчики. Их лица и шейки, багряные от колющихся полигонных ветров и гаштетных дупельков с пивными прицепами, так удивительно контрастировали с белоснежными накрахмаленными сорочками, что казалось, как будто на Юрий Поляков - страница 36 торжество собрался профсоюз шкиперов. Их боевые подруги в массе произвели еще больше странноватое воспоминание. Они все нарядились с какой то предъявительной яркостью и в то же время с подчиненной тщательностью, как Юрий Поляков - страница 36 будто в раскрасках и покроях платьев, также в кольцах, бусах и сережках были зашифрованы звания и должности их мужей. Даже неискушенный лейтенант Свирельников по некоторым, тяжело объяснимым, но полностью понятным признакам мог сходу Юрий Поляков - страница 36 отличить прапорщицу от капитанши. И еще: у всех дам — молодых и поживших, толстых и худеньких, блондинок и брюнеток, пэтэушниц и институток, начитанных и полуграмотных дур — имелось одно общее, явное свойство Юрий Поляков - страница 36, которое Тоня позже именовала «гарнизонностью» и поклялась, что никогда, никогда, никогда таковой не станет. Напрасно, кстати, клялась… Стала. И ничего здесь зазорного нет, это у офицерских жен — проф, как мускулистые хваткие руки Юрий Поляков - страница 36 у виолончелисток.

Но в тот злосчастный праздничек она, молодая, стройная, неотразимая в собственном «втором» платьице, с престижной стрижкой, изготовленной практически за денек до отъезда в «Чародейке» на Новеньком Арбате, казалась посреди этих гарнизонных аборигенок Юрий Поляков - страница 36 существом из другого мира, лесной нимфой, случаем забежавшей в коровник к дояркам.

Все были в сборе и ожидали только командиршу с супругом, их два стула в центре застолья пустовали. А Юрий Поляков - страница 36 местоблюстительницы, парткомша с замполитшей, всегда перешептывались и как то удивительно, с осуждением посматривали на Тоню. Смысл этих перешептываний стал ясен, когда в конце концов появилась основная пара вечера. Командирша была в Юрий Поляков - страница 36 собственном давно ожидаемом платьице, которое покроем и раскраской до забавного напоминало Тонино, но посиживало, очевидно, еще ужаснее. Мужчины, успевшие пропустить по нескольку ожидательных стопок, естественно, ничего не увидели, зато их бдительные супруги Юрий Поляков - страница 36 обменялись взорами, удивительно сочетавшими внутри себя издевку над обмишурившейся «полкачихой» и возмущение наглостью столичной вертихвостки. Очевидно, командирша, как дама умная, сделала вид, что ничего не случилось, но это дурацкое совпадение навечно омрачило дела Свирельникова с Юрий Поляков - страница 36 начальством, для которого он, невзирая на успехи по службе, так и остался супругом «этой столичной штучки». И если б они не знали, чья племянница эта «штучка», непонятно, как сложилась Юрий Поляков - страница 36 бы служба юного лейтенанта.

А здесь еще однополчане, чуть встретив Новый год и объявив танцы, начали виться вокруг Тони, точно опереточные бонвиваны вокруг Фиалки Монмартра. Под недобрыми взорами собственных боевых подруг они чуть не Юрий Поляков - страница 36 строевым шагом подходили к новой и увлекали в танец, а позже без охоты возвращали супругу, щелкая каблуками и великодушно кивая: дескать, «честь имею!». (Будто бы кто то, включая дивизионную парткомиссию, колебался Юрий Поляков - страница 36 в наличии у их офицерской чести!) Ясное дело, гарнизонные супруги коллективно возненавидели Тоню за этот дамский триумф, длительно на нее злились и совсем простили только, когда она после выкидыша со ужасным Юрий Поляков - страница 36 кровотечением попала в лазарет и чуть ли не погибла.

Сам Свирельников, естественно, таким фуррором не воспользовался, но на белоснежный танец его сразу пригласила супруга командира третьего дивизиона. Уж вот, вправду, дама «с охоткой»! Танцуя Юрий Поляков - страница 36, она решительно налегала на кавалера сильной грудью и призывно хохотала. Приблизительно через год супруг (не без оснований) приревновал ее к особисту и так избил (естественно, не особиста, а супругу), что она Юрий Поляков - страница 36 две недели прогуливалась в черных очках, по бедуински замотав лицо платком. Замполит Агариков вызывал комдива 3 и сердито предупредил, что если тот снова хоть пальцем тронет свою супругу, то вылетит из Вооруженных сил Юрий Поляков - страница 36, как боеголовка из нарезного ствола. «А чем все-таки мне ее трогать?» — угрюмо спросил злосчастный офицер. «Чем положено и как можно почаще!» — закричал, багровея, Агариков. И этот именитый ответ тоже вошел Юрий Поляков - страница 36 в полковой фольклор. Неплохой мужчина был замполит! Справедливый до глупости.

Где он на данный момент? Отыскать бы и средств хоть дать! Нужно будет позже Алипанову поручить — разыщет!

Очевидно, на том первом праздничке Свирельникова как Юрий Поляков - страница 36 нового члена боевого коллектива инспектировали на мужицкую крепкость, подливая водки и подбрасывая тосты, за которые просто нереально не испить до дна. Наверняка, только за неотразимость своей супруги он опрокинул раза Юрий Поляков - страница 36 четыре, и в итоге не осквернил «Можайку»: пил, ухватив фужер зубами, пил с локтя и даже закатывая рюмку в рот по щеке… Тоня, возвратившись с еще одного ангажемента, пришла в кошмар, ибо еще никогда Юрий Поляков - страница 36 не следила его в таком несознательном состоянии. Но это половина беды. Главное горе заключалось в том, что под воздействием алкоголя гордость за супругу трансформировалась поначалу в показательную нетрезвую нежность, а позже в спесивое Юрий Поляков - страница 36 вожделение, переходящее в маниакальное желание самым животным методом подтвердить свои мужские права на эту красивую даму! Он даже порывался утащить ее домой ранее времени, но их не отпускали.

Часа в три ночи Юрий Поляков - страница 36 по ту сторону окон раздался треск, как будто разъехался темный пасмурный бархат, и в дыры стукнул ослепительный свет: это солдатики, страшенно нарушая утомившись, по случаю праздничка били в небо припасенными на учениях Юрий Поляков - страница 36 трассерами. Командиры с показной опьяненной суровостью, натыкаясь на стулья, кинулись к выходу — разыскивать и наказывать злоумышленников. Воспользовавшись сумятицей, глупо вожделеющий Свирельников в конце концов увел супругу домой, хотя со стороны это смотрелось Юрий Поляков - страница 36 совсем напротив: Тоня напоминала санинструкторшу, выносящую из боя тяжелораненого.

Чуть закрыв дверь в комнату, он пустился в домогательства, но для юной супруги сама идея о выполнении долга была мерзка до неестественности. В Юрий Поляков - страница 36 лейтенанта же точно вселился похотливый черт. Тоня поначалу онемела от кошмара, ведь до этой ночи она вроде бы благородно даровала себя, склоняясь на уговоры и даже иногда выдвигая встречные требования по ведению Юрий Поляков - страница 36 юного домашнего хозяйства. А здесь такое подлое насилие! Она стала отбиваться, а Свирельников от этого как будто озверел и в итоге, естественно, возобладал, да еще с опьяненной, изматывающей неопытную Юрий Поляков - страница 36 даму неутомимостью. Не достаточно того, он смог достигнуть от оцепеневшей в страхе супруги той телесной новизны, в какой она ему ранее решительно отказывала, полагая, что так неблагопристойно далековато сексапильные опыты в кровати входить Юрий Поляков - страница 36 не должны. (Любопытно, как далековато они зашли у нее с Веселкиным!)

В конце концов внутрисемейный насильник бесчувственно исторгся, изнемог и заснул, а она прорыдала всю ночь. Дважды он вставал напиться воды, а она Юрий Поляков - страница 36 все рыдала. Совсем лейтенант пробудился уже деньком в похмельном отчаянье, протрезвев и сообразив, что спьяну натворил скотских бесчинств. Тоня посиживала, до гортани закутавшись простыней, и с ненавистью смотрела на него красноватыми от Юрий Поляков - страница 36 слез очами.

— Ты издавна пробудилась? — спросил он.

— Давно.

— Ну что ты на меня так смотришь?

— Как?

— Нехорошо.

— Нехорошо? А если б я тебя задушила во сне, как Рубцова? — тихо поинтересовалась она.

— Какого Рубцова Юрий Поляков - страница 36?

— Поэта.

— А а… Его разве задушили?

— Да, задушили.

— Кто?

— Жена.

— А за что?

— Да вот, наверняка, за то же самое!

— Прости!

— Нет! Никогда! Я уезжаю.

— Куда?

— В Москву. Мы разводимся Юрий Поляков - страница 36!

— Как разводимся? — оторопел он.

— Через загс. Когда нет деток, разводятся через загс!

Кто знает, служи он где то в Союзе, пусть даже на Камчатке, откуда можно, взяв билет, улететь в Москву, его домашняя Юрий Поляков - страница 36 жизнь, наверняка, на том и завершилась бы. Но из загранкомандировки супруга военного просто так убыть не могла: дело то государственное, а замполиту не объяснишь, что ее супруг, офицер Русской армии Юрий Поляков - страница 36, оказался постельным скотом. Осознав это, Тоня окаменела, как могут каменеть гордые дамы исключительно в начале брака, от самых первых обид. Два месяца Свирельников практически на коленях вымаливал пощаду, став таким трогательно ласковым Юрий Поляков - страница 36 и примерно рачительным, что еще чуть чуть и перебежал бы в корпускулярно волновое состояние. В конце концов он был полупрощен, но к тому времени стало ясно, что супруга беременна, и беременна безуспешно. Хотя до той Юрий Поляков - страница 36 окаянной ночи они не пропустили практически ни одной, впечатлительная Тоня была убеждена, что зачала в том самом опьяненном издевательстве. А когда случился выкидыш, совсем утвердилась в этом. По настоящему она никогда Юрий Поляков - страница 36 не забыла Свирельникову того новогоднего ужаса, хотя сама оскорбительная новизна позже, с возрастом, ей даже приглянулась.

И кто знает, вдруг пошевелил мозгами Миша Дмитриевич, может быть, в Тонином решении «заказать» его сыграла Юрий Поляков - страница 36 какую то, пусть жалкую, роль давнишняя женская обида, тот неродившийся ребенок? Он вдруг увидел, что сейчас, приняв решение, задумывается о бывшей супруге без гнева и злости, как будто о давным давно ушедшем из Юрий Поляков - страница 36 жизни человеке. Взглянул на светящиеся стрелки часов: «Нет, еще пока не ушедшем!»



yurij-polyakov-stranica-36.html
yurij-polyakov-stranica-41.html
yurij-sergeev-stanovoj-hrebet-stranica-11.html