Юрий Поляков - страница 26

28

Сев в машину, Миша Дмитриевич поглядел на часы и задумался: Жолтиков пока не звонил Алипанов тоже.

— В кабинет! — распорядился он.

— А болтики? — спросил Леша.

— Болтики? Молодец, что напомнил. Поехали в храм!

Сероватых «Жигулей», омрачивших целый Юрий Поляков - страница 26 денек, вблизи не наблюдалось. Но по дороге Свирельникову вдруг почудилось, как будто сейчас за ним увязалась какая то темно синяя «девятка», он даже постарался рассмотреть номер, чтоб сказать Алипанову Юрий Поляков - страница 26, но как раз в этот момент «девятка» пропала. Зато на хвост им села накрученная «Таврия», увенчанная самодельным «кенгурятником», слепленным, наверняка, из спинки старенькой никелированной кровати.

«Вот так с ума то и сходят Юрий Поляков - страница 26!» — помыслил директор «Сантехуюта».

«Таврия» отвязалась от их практически в квартале от храма Преподобного Сергия Радонежского.

Простая, двуглавая, рубленная «восьмериком на четверике» церковь стояла еще в лесах. Судя по распотрошенной птицами межбревенной пакле и Юрий Поляков - страница 26 посеревшей тесине, стройка была давняя. Большой шатровый восьмерик уже обили сизой кровельной оцинковкой, а малый, венчающий звонницу, которая без колоколов напоминала сторожевую вышку, укрывал только темный пергамин. Оба купола еще пока являли Юрий Поляков - страница 26 собой стальные луковичные каркасы, тронутые ласковой, юной ржавчиной. Заместо крестов из их торчали пустые железные стержни.

Метрах в 20 от церкви асфальт заканчивался и начиналась мусорная грязь, окружающая в нашем Отечестве почему то хоть Юрий Поляков - страница 26 какое созидательное мероприятие. Через заполнившую траншею цементно глинистую жижу, образовавшуюся после недавнешних августовских дождиков, ненадежно пролегали зигзагообразные необрезные доски. Алексей приостановил внедорожник, обернулся и вопросительно поглядел на шефа. Свирельников, вздохнув Юрий Поляков - страница 26, вылез из машины, с сожалением взглянул на свои чистехонькие башмаки и пошел, вспоминая почему то нескончаемые истерические споры о «дороге к храму», которыми морочили сами для себя голову в Перестройку. Когда он по прогибающимся доскам Юрий Поляков - страница 26 добрался до сухого места, обувь оказалась выпачканной до шнурков.

«Вот для тебя и дорога к храму!» — подосадовал директор «Сантехуюта».

Около крытого шифером навеса трое рабочих вытаскивали из бортового ЗИЛа листы толстой слоеной Юрий Поляков - страница 26 фанеры, разумеется для внутренней отделки. Шофер, облокотившись на крыло, курил и смотрел на неуклюже суетящихся разгрузчиков с превосходительной драматичностью интеллектуала.

— Танки грязищи не страшатся? — улыбнулся Миша Дмитриевич, кивая на грузовик Юрий Поляков - страница 26.

— Танки ничего не страшатся.

— Где батюшка?

— В бытовке.

В строительном вагончике в красноватом углу, на полочке, стоял образ Сергия Радонежского, а перед ним горела лампадка. Белобородый ангел земли Российской горестно и Юрий Поляков - страница 26 неподвижно глядел с иконы, размышляя, наверняка, о том, для чего было надо насмерть биться на Куликовом поле с монгольским игом, чтоб через 600 лет добровольно, да еще со слезами благодарности, надеть для себя Юрий Поляков - страница 26 на шейку ярмо общечеловеческого прохиндейства.

Отец Вениамин посиживал у зарешеченного окошечка за самодельным столом, заваленным чертежами, нарядами, затратными, и считал — тыкал пальцем в зеленоватые кнопки огромного детского калькулятора, а позже записывал итог в амбарную книжку Юрий Поляков - страница 26. При всем этом его желтое, болезненное лицо не омрачалось бухгалтерским упрямством, а, напротив, сияло тихой гордостью, какая бывает у родителя, купающего малыша. Увлеченный собственной цифирью, батюшка даже не увидел, что кто Юрий Поляков - страница 26 то вошел в бытовку. Либо, может, поразмыслил: строитель явился напиться из покрытого цинком бачка.

— Ну, как ты здесь, отец Вениамин, без болтиков? — звучно спросил Свирельников.

Священник встрепенулся, обрадовался, выскочил из за стола Юрий Поляков - страница 26 и, раскинув руки, пошел навстречу гостю. Старая ряса его была перетянута в поясе полевым офицерским ремнем и запорошена снизу опилками. Ноги обуты в выношенные кроссовки. За тот месяц, что они Юрий Поляков - страница 26 не виделись, Труба еще более высох и поседел. В побелевших волосах были ясно видны темные заколки, удерживающие пряди за ушами.

— Михаил Дмитриевич, благодетель ты мой, наконец то! Заждались…

Он обнял и три раза расцеловал Юрий Поляков - страница 26 гостя, обдав его фармацевтической затхлостью.

— Извини — завертелся.

— Да что ты! Спасибо! Без болтиков ведь никак. Понимаешь, в проекте то у меня балки двести на 100 50. А на базе, где мне со скидкой отпускают Юрий Поляков - страница 26… Отличные люди, дай им Бог здравия! Там такового бруса не было. Только 100 50 на 100 50. Произнесли: погоди — завезут. Как годить то? Мне до зимы необходимо храм под крышу подвести и отопление поставить, чтоб Юрий Поляков - страница 26 отделку начать. Ну, я тогда (коварный попутал!) и пустил на перекрытия стопятидесятки. А они взяли и просели. Позвал инженера. Славный человек. Я у него отпрыска крестил. Он поглядел, посчитал и гласит Юрий Поляков - страница 26:

«Разбирай, а то грохнется!» Как разбирать, если я и так уже в долг строю?! Деньги то кончились. И те, что ты давал, тоже кончились! Упросил его — он снова перечел и обусловил: если по Юрий Поляков - страница 26 краям повдоль лаг кинуть бруски 100 50 на 40 и стянуть всю конструкцию болтиками — выдержат перекрытия. Сообразил сейчас, для чего мне болтики?

— Понял. Куда ящики ставить?

— Под навес.

— Ну хорошо, если что — звони!

— Храни тебя Господь! Спасибо Юрий Поляков - страница 26, что посодействовал! Лепту твою Господь не забудет.

Батюшка обнял Свирельникова и перекрестил. На лице его уже появилась выпроваживающая ухмылка, а в очах забрезжила другая, не касающаяся гостя забота. Но здесь послышалось Юрий Поляков - страница 26 глухое мобильное дребезжание. Отец Вениамин порылся в складках рясы и вынул из кармашка старую «моторолу», замотанную от распада прозрачным скотчем.

— Алло! Да, я… Николай Федорович! Благодетель ты мой! — заулыбался пастырь Юрий Поляков - страница 26 и вдруг сходу как то осунулся. — А почему сейчас? Мы же уславливались… Ай ай ай, как плохо! Хорошо… Что все-таки делать?… А если позже?… Аи, как плохо!…

Хотя они уже простились, во время разговора Юрий Поляков - страница 26 Мише Дмитриевичу уходить было неудобно, и он терпеливо ожидал окончания, чтоб встреча имела приятную расставательную завершенность. В конце концов отец Вениамин засунул трубку в кармашек. Повторив уже себе: «Аи, как плохо Юрий Поляков - страница 26!» — он озабоченно поглядел на Свирельникова и вдруг как будто поновой вызнал гостя.

— Ты подожди, Миша Дмитриевич! Ты присядь! Все мы с тобой на бегу, в суете. Я издавна желаю, чтоб мы Юрий Поляков - страница 26 сели и отлично побеседовали. Ведь что то с тобой происходит! Я вижу! И выглядишь ты непринципиально! Садись! Спешить не нужно! Вот и Господь мог ведь мир в миг сотворить, а на семь дней растянул Юрий Поляков - страница 26. Для чего? Нам всем урок: не спеши! Как здоровье?

— У доктора был: сердечком, гласит, нужно заняться… — ответил Свирельников, отлично понимая, что Трубе от него опять что то пригодилось.

— Кардиограмму Юрий Поляков - страница 26 сделал?

— Сделал. Пилюли пью.

— Таблетки не главное. Змей греховных нужно до этого из сердца вырвать. Они из тебя силу сосут. Я их даже вижу: извиваются. Самая большая и ядовитая: ожесточение. Ожесточились люди! Жутко ожесточились. Свободный Юрий Поляков - страница 26 человек с душой раба — стршная вещь!

— Жизнь такая. Капитализм! При социализме все друг дружку словами околпачивали. Ну, ты помнишь?

— Как же, помню!

— А сейчас средствами накалывают.

— Деньги могут и Юрий Поляков - страница 26 добру послужить! Но главное, чтоб внутренний твой человек сердечком не мучился, и тогда ты будешь здоров! Свет из сердца должен исходить, а пока тьма исходит, лечись не лечись, как был трупоносцем, так и Юрий Поляков - страница 26 останешься. По для себя знаю…

— Трупоносцем? — внутренне содрогнувшись от противного слова, переспросил Свирельников.

— Григорий Богослов так человека без веры называл. Погоди, — спохватился отец Вениамин и, торопясь к выходу, растолковал: — Запамятовал сказать, чтоб Юрий Поляков - страница 26 фанеру на бруски клали — для проветривания. За всем нужно смотреть!

Оставшись в одиночестве, Свирельников встал, прошелся по бытовке, выглянул в окошко: батюшка что то стремительно гласил рабочему, тот послушливо кивал. Фанерные листы, как Юрий Поляков - страница 26 и следует, были переложены брусочками. Миша Дмитриевич вспомнил про «трупоносца» и «змей», поежился и вдруг пошевелил мозгами: в той вере, которую обрел Труба, став, к всеобщему изумлению, папой Вениамином, главное ведь не Юрий Поляков - страница 26 надежда на то, что, когда могильные червяки будут жрать твой труп, душа твоя, помня, а может, не помня себя, улетит на заслуженный отдых к Всеблагому. Этого ведь доподлинно никто не знает Юрий Поляков - страница 26. Даже священники, нужно считать, веруют в воздаяние за гробом приблизительно так же, как Красноватый Эвалд веровал в коммунизм. Сказано будет, означает, будет. Доживем — узнаем. Либо: помрем — узнаем. Какая, в сути, разница!

Нет Юрий Поляков - страница 26, сила веры в другом. В том, что на все проклятущие заморочки жизни для тебя не надо мучительно находить собственный свой ответ, в большинстве случаев неправильный, и свое собственное решение, в большинстве Юрий Поляков - страница 26 случаев неверное. За тебя издавна уже на все ответили святые отцы. И ответили верно! Вот в чем штука! Если веришь, ты сам, твоя жизнь, твои поступки становятся частью этой всеобщей Корректности. Поэтому Юрий Поляков - страница 26 то, наверняка, и лица у верующих такие светлые и покойные. А для чего искажаться и беспокоиться: ты же верный!

Миша Дмитриевич вдруг сообразил, что, фактически, никакого особого перевоплощения с Трубой не случилось. Просто ранее Юрий Поляков - страница 26 он веровал в то, что за него надумали Ленин с Марксом, а сейчас верует в то, что завещали Григорий Богослов с Иоанном Дамаскином. И вся недолга! И верует так же рьяно. Только Юрий Поляков - страница 26 до этого его безбожный напор осаживал горком партии, а сейчас с его истовостью мучится церковное начальство. Одно время он затерзал всех обалденной мыслью. А конкретно: взять в долг в одном заокеанском монастыре лежащую Юрий Поляков - страница 26 там мумифицированную десницу апостола Андрея, провезти ее по всей Рф от Смоленска до Сахалина и таким макаром вроде бы вновь благословить пребывающее в смуте Отечество на исторический подвиг возрождения. При Юрий Поляков - страница 26 этом провезти, а точнее, промчать мощи по державе должна была колонна байкеров с флагами, хоругвями и иконами, укрепленными меж изогнутыми мотоциклетными рулями, что гарантировало бесспорное воцерковление отпадшей от корневого православия и соблазненной Юрий Поляков - страница 26 пепсиколовой бездуховностью молодежи. С этим проектом Труба прорвался чуть не к патриарху и даже типо ощутил некоторое благоволение к собственному начинанию. Взволнованный, он прилетел на шпаклеваной перешпаклеваной «шестерке» к Свирельникову, отрадно сказал, что Святейший Юрий Поляков - страница 26 его на сто процентов одобрил, и попросил взаем на старый байк. Средств Миша Дмитриевич ему, естественно, отдал, но заместо байкеровского миссионерского пробега под хоругвями папе Вениамину порекомендовали все силы кинуть на Юрий Поляков - страница 26 скорейшее восстановление храма Сергия Радонежского.

«А вот папа Римский наверное бы поддержал!» — пошевелил мозгами почему то Миша Дмитриевич.

Отец Вениамин возвратился и спросил с порога:

— А с Тоней то ты помирился?

— Нет Юрий Поляков - страница 26.

— Надо мириться!

— Не выходит.

— Тогда нужно для тебя жениться. Блуд ведь тоже — змея, сердечко сосущая. А семья — малая церковь. С Тоней ты венчанный?

— Нет.

— Значит, считай, холостой! Найди для себя Юрий Поляков - страница 26 неплохую даму. Верующую. Я повенчаю. Только очень молоденькую не бери!

— Почему?

— Будешь больше о теле мыслить, чем о душе. Как дочь?

— Из института отчислили!

— Плохо.

— Да уж чего неплохого!

— Ты, Миша Дмитриевич, помни: за Юрий Поляков - страница 26 малых сих мы перед Господом отвечаем! Она у тебя крещеная?

— Нет, кажется…

— Ну как так! — расстроился батюшка. — От этого ведь все неудачи! Вот храм дострою, приводи — покрещу! Погоди, а сам Юрий Поляков - страница 26 то ты крещеный?

— В младенчестве. Отец поначалу в Елоховку понес, а там стали адресок и место работы спрашивать…

— Безбожная была власть, антихристова! — сокрушился отец Вениамин с таким видом, как будто читал про эту власть в Юрий Поляков - страница 26 старых манускриптах.

— Ну, батя меня засунул в собственный ЗИЛ и куда то в Подмосковье отвез. Там уже ничего не спрашивали. Назвали — и все…

— И крестик носишь?

— Носил. Цепочка порвалась… — честно признался Юрий Поляков - страница 26 он. — А новейшую приобрести забываю. Как белка…

Миша Дмитриевич, правда, умолчал, что цепочку разорвала ему Светка, забывшись в юной постельной мятежности. Сейчас он даже и не помнил, куда засунул собственный крестик Юрий Поляков - страница 26, избранный еще Тоней. Когда они впервой поехали отдыхать в Египет, ехидная жена всегда потешалась над новыми русскими, носившими на малиновых шейках золотые якорные цепи с большими крестами, место которым не на людской Юрий Поляков - страница 26 груди, а на церковном куполе. Позже она повела супруга в ювелирную лавку и, к удивлению на уникальность неразговорчивого араба с прекрасным, фаюмским лицом, привыкшего к русскому размаху, избрала роскошный небольшой крестик со Спасателем Юрий Поляков - страница 26 и узкую цепочку…

В бытовку с грохотом забежал строитель и кликнул чуть ли не плача:

— Отец Вениамин, везут!

— Что везут?

— Оцинковку везут! 100 листов!

— Как везут? — воскрикнул батюшка в водевильном отчаянье 4 замахал руками. — Я Юрий Поляков - страница 26 же на последующей неделе заказывал…

— На последующей неделе нельзя. С пн. весь металл на 20 процентов дорожает.

— Так у меня сейчас и средств нет — рассчитаться! — Отец Вениамин произнес это строителю, но поглядел Юрий Поляков - страница 26 на Свирельников. — Где ж я такие средства достану?

Весь этот простодушный театр был Мише Дмитриевичу трогательно очевиден, и он спросил, с трудом сдерживая ухмылку:

— А сколько необходимо?

— Сорок 5 тыщ! — вздохнул пастырь Юрий Поляков - страница 26. — Четыреста 50 рублей — лист…

— Значит, полторы тыщи?

— В баксах полторы… — кивнул батюшка.

Миша Дмитриевич достал бумажник и, отсчитывая купюры, в первый раз почему то направил внимание на то, что у сотенного Франклина лицо жулика, работающего Юрий Поляков - страница 26 на доверии.

— Храни тебя Бог! — просиял отец Вениамин, упрятал средства в кармашек рясы и признательно перекрестил Свирельникова. — Отстроимся — и тебя повенчаю, и детей твоих покрещу!

— К апрелю успеешь?

— Надо успеть Юрий Поляков - страница 26!

— Есть у православных такое слово «надо»! — усмехнулся Свирельников, намекая на давнешние, «альдебаранские» времена.

Все— таки в глубине души он обиделся на то, что средства у него не попросили, а выманили при помощи этого Юрий Поляков - страница 26 дурного представления. Отец Вениамин смутился, почувствовав укор благодетеля, и, опустив глаза, заговорил вдруг не сегодняшним своим ровно ласковым, а прежним, отрывистым, атеистическим голосом:

— Не дают мне средств, Миша! Задумываются, для Юрий Поляков - страница 26 себя прошу. На жизнь. А я если на жизнь и беру, то чуть чуть. Чтоб супруга не сердилась. Утомился я канючить, Миша. Прости!

— Все нормально! — ответил Свирельников, приобнял пастыря и пошел вон Юрий Поляков - страница 26 из вагончика.

Солнце уже садилось, проталкивая меж белоснежными башнями новостроек ослепительные густые лучи. Тополя стали совсем голубыми, и только самые вершины золотились, как будто там распустились какие то ярко желтые цветочки, вроде мимозы. Мусорные Юрий Поляков - страница 26 выпуклости земли отбрасывали длинноватые галлактические тени.

Свирельников садился в машину, когда запыхавшийся батюшка, подхватив рясу и пачкая кроссовки в жиже, догнал его:

— Погоди, Миша Дмитриевич! Погоди! Ты пока цепочку приобретешь за деньги Юрий Поляков - страница 26, с этим вот походи! — И он надел ему на шейку поверх пиджака тесемку со штампованным дюралевым крестиком.

— Спасибо, отец Вениамин! — через горловой спазм проговорил директор «Сантехуюта» и внезапно себе поцеловал Трубе руку, пахнущую Юрий Поляков - страница 26 олифой…



yurij-polyakov-stranica-13.html
yurij-polyakov-stranica-21.html
yurij-polyakov-stranica-26.html